А.А. Кокошин. Политика публичная и политика непубличная

 

Политика может быть публичной и непубличной, при этом публичность – это неотъемлемое свойство политики, политического процесса.

Читатель может возразить – правители авторитарного, деспотического, «тиранического» толка прекрасно обходились в прошлом и обходятся ныне без всякой публичности, проводя нужный им политический курс. Такая постановка вопроса правильна и закономерна, если понимать публичность политики – и это важный момент в нашем рассуждении – как ее свойство быть сферой, открытой для обратных связей, общественного обсуждения, полемики, гласности. Однако есть другая сторона вопроса. Ни один политик не мог и не может функционировать в вакууме, в изоляции, не апеллируя так или иначе к народу, его интересам, не опираясь на те или иные слои населения, на тех, кого современная политология называет социальной базой, будь это средневековые вассалы монархов в Европе, бояре и дворяне в России или национальные меньшинства в нынешних США. Так было во все времена и практически при всех политических системах – от абсолютных монархий в Европе, Китае, Индии до современных парламентских демократий. Утверждая, что публичность является неотъемлемым свойством политики и политического процесса, автор имеет в виду реализацию ее коммуникативной функции во взаимоотношениях между политиком и населением страны, между теми, кто профессионально занимается политикой, и всеми теми, кто заинтересован в ее результатах.

Даже монархи, обладавшие абсолютной властью, вынуждены были осуществлять коммуникативную функцию не только в отношениях со своими приближенными, со своей гвардией, армией, но и с населением в целом. Часто это делалось путем участия правителя в разного рода церемониях как светских (коронации, бракосочетание и т.п.), так и религиозных. Этим церемониям как на Западе, так и на Востоке уделялось огромное внимание.

Иное дело – как осуществляется эта коммуникативная  функция, например, какое место в ней отводится явному и тайному, демагогии и здравому смыслу, сокрытию и обнародованию фактов, учету и игнорированию настроений публики и пр. Еще одна важная сторона вопроса – степень участия масс в обсуждении политики, открытость и способы такого обсуждения, информированность населения и способность судить о сложных политических проблемах , другие аспекты механизма реализации обратных связей. Все эти темы заслуживают отдельного рассмотрения.

Требования публичности политики в новейшую эпоху парламентских демократий многократно расширились. В открыто обсуждаемую сферу вошли многие из тех вопросов политики, в том числе мировой, которые до этого были скрыты от широкой общественности (не говоря уж о том, что время породило много новых проблем).

В современных условиях публичная сторона политики реализуется прежде всего через средства массовой информации, которые имеют собственную специфику функционирования; именно к сфере использования СМИ и относится в своей подавляющей части применение разнообразных политтехнологий. Все более важную роль начинают играть СМИ, работающие через Интернет, особенно в интерактивном режиме.

Публичная политика во многом состоит из доводов, аргументов в пользу того или иного курса, политической программы, партии, отдельной личности, адресуемых массовой аудитории. Они преподносятся как в логической, рациональной форме, так и в форме образов разного рода (в том числе при помощи приемов художественного творчества, воздействующих не столько на разум, сколько на эмоции избирателей). Доводы и аргументы формируются с учетом настроений и предпочтений широких слоев населения, которые сегодня все больше определяются на основе опросов общественного мнения, их социологического и политологического анализа, с обязательным рассмотрением психологического компонента. Политик должен понимать и ощущать политические предпочтения своего электората, его разнообразных компонентов, включая «узнавание электоратом самого себя» в образе политика[1]. В современной демократической системе преимущественно публичный характер носит взаимодействие различных партий – в частности, через постоянную открытую полемику между партией (или коалицией), находящейся у власти, и теми, кто находится в оппозиции. Весьма рельефно это проявляется в законотворческой деятельности при рассмотрении различных законопроектов.

К числу публичных политиков национального уровня можно отнести президента, премьера, членов кабинета министров (а в ряде случаев и некоторых их заместителей), всех членов парламентов. Подавляющая часть государственной бюрократии не является публичными политиками. Это же можно сказать и в отношении большей части руководителей частных корпораций (промышленных, финансовых и пр.).

Публичная политика предполагает постоянное экспозирование действий, мыслей, образов. В этот процесс включается в той или иной степени частная жизнь политика, поскольку его деятельность неотделима от его личности. Публичный политик всегда должен быть готов к тому, что какие-то стороны его личной жизни станут известными обществу и превратятся в важный фактор его имиджа, позиционирования, степени эффективности его работы (наиболее наглядно это проявляется в американской политической системе в соответствии с определенными традициями политической культуры США).

В каждой стране экспозирование персональных аспектов жизни политика происходит по-своему. Это зависит как от политической, так и от  общей культуры. К примеру, французская и американская традиции в показе личной жизни государственных лидеров, политиков разнятся весьма сильно. Во Франции, по свидетельству многих специалистов, были осведомлены о скрытой личной жизни президента Франции Франсуа Миттерана,  но никогда не освещали ее, не выносили ее на публику. В тот же исторический период совсем по-иному обстояло дело с разного рода увлечениями президента США Билла Клинтона. В результате скандалов, связанных с ними, Клинтон не лишился своего поста, но из-за них в определенный момент его возможности принимать и исполнять решения на посту президента  оказались серьезно ослабленными. В том числе это напрямую относилось к возможностям США в мирополитических процессах.

Непубличная политика, в свою очередь, проводится в трех режимах: «несекретно, но непублично», «секретно» и «сов. секретно» (или даже еще с более высокими грифами секретности).

В режиме «несекретно, но непублично» осуществляется прежде всего «внутрикорпоративная» коммуникационная деятельность в рамках политического класса определенной страны, внутри той или иной партии, в определенном сообществе дипломатов при межгосударственном взаимодействии и т.п. Например, есть небольшое, но весьма значимое международное сообщество дипломатов, занимающихся проблемами нераспространения ядерного оружия и других видов оружия массового поражения. Им время от времени приходится вступать на поле публичной политики; но большая часть их деятельности, в том числе циркулируемая в этом сообществе информация, остается вне поля зрения широкой общественности, хотя и не защищается официально барьерами секретности. Достоянием публичной политической сферы становится в первую очередь та информация, относительно которой  достигнута договоренность внутри данного сообщества.

Сюда же можно отнести большую «серую зону» «несекретно, но непублично», которая связана с рутинной работой государственных и политических организаций. Курсирующая в ней информация не является секретной, но в силу, во-первых, своего огромного объема, во-вторых, сложности для понимания и, в-третьих, обычного нежелания отвечающих за нее лиц допускать посторонних в свою «кухню», становится фактически закрытой для публики и требует экспертного знания и опыта (или «утечек изнутри») для того, чтобы в ней определялись общественно значимые моменты.

Политика в режиме «секретно» – это то, что скрывается от посторонних глаз как внутри страны, так и на международной арене. В работе ведомств государственной власти документы под грифом «секретно» часто скрывают сведения, которые конкретный сегмент госаппарата (то или иное должностное лицо) просто не хочет «выпускать наружу», в средства массовой информации, дабы не навредить себе.

В режиме «сов. секретно» проводятся, как правило, организация и проведение разного рода зарубежных спецопераций, которыми занимаются чаще всего особые подразделения спецслужб. Такого рода операции могут осуществлять не только государственные службы, но и частные, в том числе специализированные политтехнологические компании, фонды и т.д. Целью спецоперации может быть радикальное изменение политического устройства страны, изменение, носящее системный характер. (В этом плане политические цели, которые ставятся при проведении спецоперации, сродни тем, которые ставятся в тотальных войнах.) При проведении спецопераций могут ставиться и ограниченные задачи. Спецоперации одного государства в других странах могут быть связаны с физическим устранением политиков (политических оппонентов), проведением диверсионных актов и актов саботажа, подготовкой массовых оппозиционных выступлений, созданием и продвижением разного рода политических партий, профсоюзов, общественных организаций и т.п.

Значительная часть спецопераций осуществляется с очень высокой степенью риска. Их провал всегда чреват выводом всей «кухни» политики наружу, в сферу публичности, нанесением значительного ущерба власти в целом и конкретным политикам, с которыми отождествляется провал данной акции. Таким был, в частности, провал  проведенной весной 1980 года спецоперации по спасению американских дипломатов-заложников, удерживаемых в Иране после свержения шаха в конце 1979 года. Операция, оказалась неудачной, стоила жизни части спасателей в результате аварии вертолета, а в конечном счете, обернулась потерей шансов на переизбрание на второй срок президента Дж. Картера*.

К режиму «сов. секретно» относится во многих случаях и подготовка к войнам и тем более к конкретным операциям и кампаниям в рамках войны. Безусловно, подготовка к войне имеет и значительный публичный компонент. Задачей публичной политики при этом является подготовка собственного и зарубежного общественного мнения к оправданию войны (прежде всего приведение аргументов в пользу ее справедливости, обоснованности, неизбежности применения военной силы как крайнего средства политики). Недавним и наиболее наглядным примером этого явились массированные публичные акции администрации Дж. Буша-мл. в 2002-2003 гг. при подготовке к войне против Ирака Параллельно с этим велась огромная работа в режиме «секретно» и «сов. секретно» – как по подготовке и осуществлению спецопераций, так и по политический и идеологической обработке союзников, нейтралов и пр. По ряду свидетельств, эта работа велась в гораздо больших масштабах, чем при подготовке и реализации  операции «Буря в пустыне» против Ирака в 1991 г. коалиционных сил, возглавляемых США.

 

См.: Кокошин А.А. Очерк политики как феномена общественной жизни. М.: URSS, 2008.

 

[1] Сэмуэльс Э. Тайная жизнь политики. Пер. с англ. СПб.: ИЦ «Гуманитарная академия», 2002. С. 39.

* Одной из причин проведения такой спецоперации были неадекватные, в чем-то наивные представления Дж.Картера о том, как работают спецслужбы и компоненты военной машины. Этот в общем-то небесталанный политик в вопросах национальной безопасности был весьма провинциален.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован