06 апреля 2007
5490

Кайманаков С.В.: Стратегия безопасного развития России и приоритетные национальные проекты

Начало реализации приоритетных национальных проектов "Развитие АПК", "Жилье", "Образование", "Здоровье", несомненно, является позитивным фактором экономического и социального развития России. Но сразу же стала понятной и определенная ограниченность такого проектного подхода. Закономерно возникают вопросы: почему в качестве приоритетов выбраны именно эти? Почему именно четыре? Как они сопрягаются друг с другом? Можно ли считать целевыми ориентирами государства проекты, финансовая база которых сформирована путем простого переформатирования статей бюджета с небольшой добавкой? Уже сейчас ясно, что выделенных в 2006 и запланированных на 2007 г. средств далеко не достаточно для решения действительно острейших проблем в агроэкономике, обеспеченности населения доступным и комфортным жильем, услугами качественного образования и здравоохранения, которые наряду с другими проблемами пореформенной России давно переросли в реальные угрозы национальной безопасности. Чтобы нейтрализовать эти угрозы, необходимо сначала провести объективный анализ того, почему наше сельское хозяйство, ситуация с вводом недорого жилья, обучением и лечением наших людей доведена была за последние пятнадцать лет до такого неприглядного состояния. Такого глубокого и всестороннего анализа проведено не было. А ведь зная причины, легче и быстрее лечить болезни, в том числе экономические и социальные. Немаловажен и вопрос об эффективности реализации национальных проектов. Интересно, что куратор проектов Первый Заместитель Председателя Правительства РФ Д.А. Медведев заявил, что важнейшей задачей при осуществлении этих направлений социально-экономической политики является установление жесткого контроля за расходованием государственных средств. Это весьма характерное заявление.
Тем не менее, эти проекты важны и нужны для страны сами по себе. Но нужно смотреть дальше. Их значение определяется еще и тем, что они, по нашему мнению, образуют реальную основу, первую ступень к формированию долгосрочной, комплексной и научно обоснованной программы экономического развития России. Нужно сказать, что в последние несколько лет свои прогнозы, сценарии, программы развития страны до 2015, 2020, 2025 и даже 2050 года опубликовали многие ученые-экономисты. Одной из первых "ласточек" этого прогнозно-программного бума была монография Института экономики РАН под редакцией Л.И. Абалкина "Россия - 2015: оптимистический сценарий" вышедшая еще в 1999 г. Затем появились прогнозы-сценарии В.В. Ивантера, Б.Н. Кузыка, Ю.В. Яковца, А.Р. Белоусова, журнала "Эксперт" и т.д. Это, несомненно, позитивный процесс. Он отражает тот факт, что первый этап выживания страны заканчивается, нужно заглядывать в будущее, ведь прогнозная функция науки - одна из важнейших. В то же время объективные исследователи не могут не видеть усиления внутренних угроз и внешних вызовов современной экономике России. Нужен адекватный ответ, который и должен состоять в поиске стратегических преимуществ российской хозяйственной и цивилизационной системы и, соответственно, выборе такого долгосрочного сценария развития, который бы предотвращал и нейтрализовал современные и будущие угрозы и реализовывал вышеуказанные преимущества в условиях глобальной конкуренции. Научное обоснование, выбор и движение по оптимальной для страны траектории экономического роста есть само по себе важнейшее стратегическое преимущество. Соответственно, отсутствие хорошо просчитанной и реалистичной стратегии, рассчитанной на длительную перспективу, приводит к вхождению хозяйственной системы в опасную зону и ее (хозяйственной системы) сползанию на обочину мирового экономического прогресса.
Одной из ведущих тенденций такого прогресса, по мнению многих экспертов, является переход развитых стран к постиндустриальному обществу. На наш взгляд, этот термин - постиндустриальное общество - неточен. Во всех этих странах основой экономического развития и могущества остается и будет оставаться в отдаленной перспективе промышленное производство, вне зависимости от его доли в ВВП или количестве занятых. "Новая экономика", информационные и коммуникационные технологии, с одной стороны, являются надстройкой над промышленностью, а с другой, тесно переплетены с ней и выступают важнейшим фактором ее непрерывного качественного преобразования и повышения эффективности. Приставка "пост" порождает опасную иллюзию особенно для условий современной российской экономики. Получается, что нам можно перепрыгнуть сразу в "после"промышленную эпоху. Наоборот, развитие и закрепление в экономике "пост"индустриальных тенденций возможно только на здоровом базисе интенсивного и высокотехнологичного промышленного производства, в первую очередь машиностроительного комплекса.
Сообщество разных по величине, объему и профилю выпускаемой продукции машиностроительных конкурентоспособных компаний, находящихся под национальным (частным или государственным) контролем образует активное начало, если так можно сказать, двигатель всего воспроизводственного процесса. В этом смысле вышеназванное сообщество есть материальная основа экономического суверенитета нации.
В нашей стране с промышленным производством дела обстоят далеко не блестяще. Степень износа основных фондов практически во всех отраслях промышленности давно уже превысила все критические уровни. Что касается машиностроения, то интересно посмотреть, как изменился выпуск некоторых видов его продукции в натуральных показателях за последние пятнадцать лет.

Таблица 1. Производство отдельных видов продукции машиностроения
2005 г. 1990 г. 2005 г. в % к 1990 г.
Тракторы, тыс. шт. 9,6 214 4,4
Тракторные плуги, шт. 1831 85700 2,1
Культиваторы тракторные, шт. 8637 101000 8,6
Доильные установки, шт. 299 30700 9,7
Кузнечно-прессовые машины, шт. 1503 27300 5,5
Комбайны кормоуборочные, шт. 485 10100 4,8
Металлорежущие станки, шт. 4,795 74,2 6,5
В том числе:
металлорежущие станки с числовым программным управлением, шт.

261

6300

4,1
кузнечно-прессовые машины, шт. 1503 27300 5,5
Прицепы полуприцепы тракторные, тыс. шт. 5,08 189 2,9
Прицепы полуприцепы к грузовым автомобилям, тыс. шт. 14,1 156,5 9,0
Мотоциклы, тыс. шт. 10,2 785 1,3
Электроутюги, тыс. шт. 414 8743 4,7
Устройства радиоприемные, тыс. шт. 338 5760 5,8
Фотоаппараты, тыс. шт. 17,1 1856 9,1
Часы, млн. шт. 2,5 60,1 4,1

В таблице указаны только те виды продукции, сокращение производства которых за 15 лет, включая период восстановительного роста 1999-2005 гг., составило более 90%. Гораздо более значительная часть машиностроительной продукции до сих пор не достигла уровня 1990 г. Более того, за 10 месяцев прошлого (январь-октябрь 2006 г.) по сравнению с соответствующим периодом 2005 г. в машиностроении и гражданском секторе оборонно-промышленного комплекса было допущено снижение производства продукции минимум по 25 позициям, в т.ч. в общем объеме производства электрооборудования, электронного и оптического оборудования (на 1,5%), а также станков специальных, специализированных и агрегатных (на 10,4%), турбин паровых (на 55,6%), зерноуборочных комбайнов (на 9,8%), микросхем интегральных (на 4,3%) и т.д.
Все это свидетельствует о том, что реальный процесс восстановления промышленности в РФ затягивается. Хотя с валовым выпуском этой важнейшей отрасли экономики дело обстоит на первый взгляд не плохо. В то же время нужно учитывать структурный перекос в валовом выпуске промышленности за счет увеличения доли добывающих производств и продукции первых переделов. Даже отвлекаясь от структурных проблем, сравнение объемов промышленной продукции РФ с другими странами СНГ опять не в нашу пользу.

Таблица 2. Индексы физического объема продукции промышленности (Прогноз Статкомитета СНГ)
2006 2007
Азербайджан 138 140
Армения 99,5 106
Беларусь 112 108,5
Грузия 106 106,5
Казахстан 107 105
Кыргызстан 89 105
Молдова 93 105
Таджикистан 106 106
Узбекистан 110 107
Украина 105,5 104
Россия 104,5 104
В среднем по СНГ 105 107

Как видно из таблицы, Россия по темпам роста промышленности в процентах к предыдущему году в 2006 году уступает семи странам СНГ, в 2007 г. будет делить вместе с Украиной последние 10-11 места.
Трудно себе представить, как можно на деле развивать АПК и поднять село, обеспечить масштабное строительство жилья, качественно преобразовать систему образования и здравоохранения путем поступления в эти сферы отечественной современной медицинской техники, лекарств, а также новейшего учебного оборудования и информационных технологий при описанных выше тенденциях развития промышленности в целом и ядра обрабатывающих отраслей - машиностроения - в частности.
На наш взгляд, в настоящее время и в обозримой перспективе нет ничего более важного для нашей страны, как осуществление форсированной реиндустриализации экономики на качественно новой основе. Тем более что подобный опыт у нас уже был в XX веке. За десятилетие 1931-1940 гг. среднегодовой прирост промышленной продукции в России составлял 16,5% . Это был достойный ответ ведущей союзной республики СССР на растущие геоэкономические и геополитические вызовы того времени. В настоящее время складывается во многом похожая обстановка.
По оценке некоторых экспертов доля США в мировом производстве наукоемкой продукции достигнет к 2020 г. 50% . Это приведет к тому, что американское государство займет устойчивую позицию мирового монополиста в данной сфере. Опираясь на свое технологическое и, соответственно, военное превосходство, США будет гораздо проще проводить политику защиты своих "жизненно важных интересов" не только на Украине, Кавказе, Средней Азии, возможно Беларуси - пограничных с РФ регионах, но и на северном Каспии и прилегающей к нему территории, а в перспективе и всего российского Зауралья. Недавние примеры Югославии, Афганистана и Ирака хорошо показывают, что может означать наведение "порядка" по-американски.
Следующая реальная угроза - укрепление Евросоюза за счет вступления в него ряда стран Восточной и Центральной Европы, в большинстве в своем настроенных антироссийски, усиление военного блока НАТО и его продвижение на Восток к нашим границам.
Японские вооруженные силы рвутся на широкий международный простор. Пока речь идет о взаимодействии Японии с НАТО и США и поддержке их операций в Ираке и Афганистане. И если дипломатические методы не принесут успеха, то рано или поздно японская военная машина будет направлена, опираясь на поддержку НАТО, на аннексию "северных территорий".
Появление новых центров силы, сравнимых уже сейчас или в ближайшем будущем с евроатлантическим сообществом: быстрорастущих и миллиардных по населению Китая и Индии, арабо-мусульманского Востока, означает, что система геополитических вызовов для нашей страны принимает все более угрожающий характер. Человечество ждет новый передел мира, а за счет какой страны - нетрудно догадаться. Известный американский политолог З. Бжезинский в своей последней книге пугает Западный мир, что Россия, не справившись с задачей социально-экономического возрождения, "будет вынуждена уступить свои дальневосточные территории Китаю" . Но уже сейчас вырабатываются и обсуждаются основные принципы новой идеологии и стратегии США после 2008 г. Одна из ключевых идей - провозглашение Сибири и Дальнего Востока "общечеловеческим достоянием" с максимальным ограничением суверенитета России над этими территориями.
О комплексе внутриэкономических угроз наша литература писала неоднократно. Поэтому мы лишь кратко перечислим некоторые из них. Разрыв единого воспроизводственного процесса на слабо связанные между собой экспортоориентированный и внутриориентированный сегменты. Технологический застой и, соответственно, низкий уровень эффективности и конкурентоспособности российской экономики. Неприемлемые региональные различия в уровне экономического развития и доходах населения, что чрезвычайно опасно для территориальной целостности страны. Социальная стабильность в обществе подрывается прогрессирующим расслоением различных слоев населения по уровню жизни, давно превысившего пороговые значения показателей безопасности. Уже начался процесс нарастания дефицита энергии в "энергетической сверхдержаве", а также трудовых ресурсов, особенно квалифицированных рабочих и инженеров. Последний дефицит непосредственно связан с продолжающимся хроническим кризисом в демографической сфере . Наконец, снижение управляемости экономикой и криминализация хозяйственной и социальной системы.
Хотелось бы подчеркнуть, восстановительный рост российской экономики первой половины 2000 г.г. по существу закончился, поскольку исчерпаны его источники, имевшие временный характер. Радужные надежды части отечественных ученых и правительственных прогнозистов на инновационный сценарий развития при сохранении основ "трофейной" (В.Ю. Сурков) экономики иллюзорны. При наличии сверхприбылей в добывающих отраслях, финансовом секторе, компрадорской торговле и т.д. эффективную национальную инновационную систему не создашь, и мы снова "сползем" в инерционно-сырьевой сценарий развития. Добавьте к этому маниакальное лоббирование вступления нашей страны в ВТО, что будет означать крах большинства обрабатывающих отраслей.
Итак, непредвзятый анализ показывает, что мы имеем дело с тенденцией резкого усиления геополитических и геоэкономических угроз в условиях нарастания глобальной конкуренции за природные ресурсы, территории, выгодное геостратегическое положение и т.д. при слабой российской экономике. А "слабых бьют". Отсюда следует, что обозримой перспективе действительно существует реальная угроза отторжения части наших территорий, а при соответствующих условиях возможен и распад страны. "Матрица" российской уникальной цивилизации будет "стерта" навсегда. Через каких-нибудь 150-200 лет в компьютерном учебнике по истории о нас будет сказано, что когда-то на северо-востоке Евразии жило какое-то племя, говорившее на непонятном языке. И это все.
Есть ли выход из создавшегося положения? Мы считаем, что он есть, и, скорее всего, единственный.
Логика ответа на эскалацию внешних и внутренних угроз должна быть такая. Для того чтобы нарастить потенциал независимого развития, создать, причем в кратчайшие сроки, достаточный запас прочности российской экономической и общественной системы, обеспечивающий твердые гарантии от посягательств извне и предупреждающий и нейтрализующий внутренние возможные угрозы, стране необходимо войти в режим долгосрочного и ускоренного роста. Учитывая то, что из пяти ведущих экономических и политических центров силы - ЕС, США, Японии, Китая и Индии - первые три развиваются путем интенсивных структурных сдвигов и постоянного технологического обновления производства, а две последние страны имеют уже достаточно долго среднегодовой прирост ВВП 9-10% в год, России, чтобы неуклонно сокращать отставание, нужно выйти на минимальный темп прироста ВВП в 11-12% в среднегодовом исчислении на следующие 15-20 лет. То есть это темп должен быть примерно в 2 раза выше, чем нынешние темпы и прогнозные оценки темпов по так называемому инновационному сценарию.
Нетрудно подсчитать, что при двенадцати процентном ежегодном темпе прироста наша страна смогла бы удвоить ВВП за 6 лет, утроить - за 10 лет, более чем учетверить - за 13 лет. В качестве первого этапа, конкретной цели, при реализации которой Россия качественно повысила бы уровень национальной безопасности, явилось бы вхождение нашей страны в вышеуказанную "великолепную" пятерку мировых экономических лидеров, сразу же после Японии (и вытеснив из нее Индию), что и должно быть объявлено национальным приоритетом на ближайшие годы.
Теоретически возможны и более высокие темпы прироста. Скажем, в предвоенном десятилетии (1931-1940 гг.) Россия имела среднегодовой прирост 16% ВВП . И сейчас складывается похожая ситуация с точки зрения необходимости реагирования на существующие опасности. Но нужно иметь в виду, что превышение некоего порога конкретного значения темпа прироста может привести к снижению уровня жизни большинства населения. А этого допустить нельзя.
Разумеется, требуются возможно более точные и научно обоснованные расчеты верхней и нижней границы долгосрочного экономического роста. Темп роста выше верхней границы будет означать вступление экономики в зону социальной опасности. А ниже минимальной границы (11-12% в год) располагается зона опасности не только для независимого развития страны, но и для ее существования как самобытной цивилизации вообще. В этом смысле вполне возможно говорить о коридоре безопасного развития экономики России, причем его нижняя граница есть линия выживания нации в неблагоприятной среде.
Возможно ли обеспечить переход к описанной ваше стратегии безопасного развития России в современных условиях? Однозначно нет. Главный барьер такого перехода - сложившаяся у нас за последние годы модель экономики. Некоторые экономисты, например Г.И. Ханин, считают, что уже сейчас наша экономика в рамках этой модели вступает в фазу стагнации. Другие (А.Р. Белоусов) прогнозируют у нас в ближайшие 15 лет три экономических кризиса различной глубины. Но если принять во внимание тенденцию усиления внешних вызовов и углубление внутренних противоречий функционирования и эволюции нынешней модели экономики, то долго ждать ее развала не придется. Ситуация в чем-то сходная с деградацией советской экономики в конце 80-х годов прошлого века. Только последствия такого развала сейчас абсолютно не приемлемы для нашей цивилизации.
Итак, упрощенно говоря, современная российская модель экономики действует по принципу ниппеля. Она выпускает за границу сырье, а полученные доходы от этого в реальный сектор экономики (обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, производственная инфраструктура и т.д.), а также в социальную сферу не пускает. Часть этих доходов оседает за рубежом ("бегство капитала"), стимулируя развитие других стран. Другая резервируется в Стабфонде, профиците бюджета, золотовалютных резервах. Третья питает теневую экономику, включая коррупцию. Наконец, еще одна часть идет на паразитическое сверхпотребление так называемой элиты. Российский бизнес, рассматривая страну как "поле для свободной охоты", действует по принципу "прибыль побольше и как можно быстрее". Как показал опыт прошедших пятнадцати лет, на долгосрочные проекты он не способен. В такой модели деградация высокотехнологичного сектора, АПК, науки, образования, здравоохранения, социальной сферы абсолютно закономерны. Жизненно необходим переход к новой модели - экономике национальной безопасности. В ней не обойтись без переформатирования отношений и форм собственности по критериям народнохозяйственной эффективности и безопасности, восстановления целостности воспроизводственного процесса, изменения системы распределения и ценообразования, значительного усиления государственного регулирования экономики, ликвидации барьеров, препятствующих созидательному предпринимательству и высокопроизводительному труду.
Принципиально важный элемент новой модели - создание эффективной системы индикативного планирования на основе долгосрочного прогнозирования научно-технологического и социально-экономического развития .
Главное требование к такой модели экономики со стороны общества - обеспечения выхода на безопасную траекторию развития на основе ускоренной реиндустриализации страны. И здесь ключевой момент - резкое увеличение (в 3-4 раза) инвестиций в экономику и, соответственно, рост их доли в ВВП как минимум до 35-40%. Источниками накопления должны стать все свободные ("зарезервированные") средства государства, природная рента, финансовый эффект от ликвидации (резкого сокращения) теневой экономики, незаконного вывоза капитала и криминальных операций, не заработанные доходы состоятельных слоев населения и т.д.
Если встать на народно-хозяйственную точку зрения, то уместно задать вопрос: для чего мы вывозим за границу невосполнимые природные ресурсы, сырье, тем самым подрывая наши возможности развития в будущем? Это можно оправдать только тем, что полученные доходы от сырьевого экспорта будут поступать в реальный сектор экономики для обеспечения ее ускоренного роста. Но этого как раз не происходит в современной экономической модели России. Следовательно, в новой модели должен быть продуман и создан механизм увязки нашего экспорта сырья и энергоресурсов с импортом новейших технологий, оборудования из развитых стран. То есть в этом случае они будут обменивать свою сырьевую и энергетическую безопасность на нашу научно-технологическую и экономическую безопасность вообще. Нам это даст значительный выигрыш во времени.
По нашему мнению, только в новой модели экономики возможно реальное и взаимовыгодное партнерство государства, профсоюзов и бизнеса, широкое социально-трудовое творчество россиян, сплоченных идеологией ускоренного развития, плоды которого будут доступны всем благодаря неуклонному повышению уровня жизни народа.
Итак, выбор перед государством и обществом простой. Либо они осознают необходимость отказа от современной модели экономики и перехода к экономике национальной безопасности, обеспечивающей выход на траекторию опережающего развития, и сделают это, либо российская цивилизация будет продолжать сползать в пропасть.

Кайманаков С.В.
с.н.с. ИППК МГУ

2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован