22 апреля 1990
3959

Леонид Шебаршин. Без плаща и кинжала

Беседа корреспондента "Правды" В. Снегирева с заместителем председателя
КГБ СССР, начальником Первого главного управления Л. Шебаршиным.



Руководитель разведывательного ведомства занимает просторный угловой
кабинет на втором этаже современного здания. Генерал охотно идет навстречу
моему желанию подробно осмотреть комнату, с тем чтобы потом описать ее для
читателей. "Пожалуйста, тут нет никаких секретов".
Действительно, если бы не традиционный для всех чекистских кабинетов
портрет Ф. Э. Дзержинского, то с первого взгляда не определить, чем
занимается хозяин этого офиса. Две из четырех стен сплошь стеклянные -
оттого внутри много света, а за окнами открываются прекрасные лесные дали.
Деревянная колонна посреди кабинета добавляет ему неказенности. Полки с
книгами: изданные на Западе работы о КГБ, справочники по регионам, тома
Можаева, Солженицына, Рыбакова. На одной из полок вставленная в рамку
фотография шестилетнего мальчика. "Внук", - поясняет генерал. Столик с
дюжиной телефонных аппаратов. "Прямая связь со всем миром". Конторка рядом с
необремененным бумагами письменным столом. "Иногда работаю стоя - спина
болит от долгого сидения".

Зачем это нужно

- Ну что же, начнем беседу, Леонид Владимирович? Похоже, гласность
дошла и до ваших высоких заборов. Впервые за всю историю "Правды" на ее
страницах выступает руководитель разведки Комитета госбезопасности. Вопросов
у нас к вам много, и в соответствии с требованиями нашего строгого времени
не все они будут удобными. Может быть, для начала вы в рамках возможного
расскажете о структуре советской разведки, главных направлениях ее
деятельности?
- Действительно, каких-нибудь два-три года назад публично говорить о
существовании советской разведки у нас вообще не было принято, что явно
несправедливо и по отношению к нашим соотечественникам, от которых вроде бы
что-то скрывали, и по отношению к самой разведке, которая нуждается в
поддержке общественного мнения. В условиях, когда страна идет по пути
укрепления подлинного народовластия, создания правового государства, эта
несправедливость устраняется. Конечно, разведка без конспирации - это уже не
разведка, не все можно раскрывать, но советские люди должны знать об
основных контурах нашей работы.
Разговор о внешней разведке КГБ СССР надо начинать с 1920 года, когда
было принято решение о создании закордонной службы ВЧК. "Только серьезная,
правильно поставленная разведка спасет нас от случайных ходов вслепую..." -
указывалось в этом решении. 20 декабря 1920 года Ф. Э. Дзержинский подписал
приказ о создании Иностранного отдела ВЧК. При личном участии В. И. Ленина
были определены основные направления разведывательной деятельности.
Разведка является органически связанной частью Комитета госбезопасности
СССР. Мы работаем в тесном взаимодействии с контрразведывательными и другими
подразделениями КГБ. Эффективность такой структуры подтверждается опытом.
Сегодня главное в работе разведки - содействие осуществлению
внешнеполитического курса Советского государства, укреплению безопасности,
обороноспособности и экономики нашей страны.
Жизнь показывает, что успех во внешней политике возможен лишь тогда,
когда она основывается на реальностях и точных ориентирах. Современный
взаимозависимый мир - исключительно сложное явление, для которого характерны
новые большие возможности и большие проблемы. Значение выверенных
внешнеполитических решений, основанных на хорошем знании международной
обстановки, неизмеримо возрастет. Наша деятельность направлена на сбор
военно-стратегической, политической, экономической, военно-технической и
контрразведывательной информации.
Разведка стремится выявить все позитивное в мировой политике, все
возможности дальнейшего улучшения международных отношений, достижения
взаимоприемлемых решений. Но специфика разведслужбы состоит в том, что
особое внимание она должна обращать на те моменты в международных
отношениях, которые создают угрозу безопасности Советского Союза, его
позициям и интересам. Причем обнаруживать такие явления необходимо в самом
их зародыше, на начальном этапе. Хочу подчеркнуть: это не значит, что
разведка видит все в мрачном свете. Герой одного из романов Ле Карре
говорит: "В нашей игре, в разведке есть два взгляда на историю - заговор или
неудавшийся заговор". Этот соблазнительный в своей простоте подход нас не
устраивает. Аналитики разведки стремятся выявлять объективную
обусловленность процессов, явлений и событий, видеть их место в более
широкой панораме, рассматривать тот или иной факт не в статике, а в
динамике.
Мы прекрасно понимаем, что при оценке получаемой информации надо
избегать предвзятости, ни в коем случае не искать во всем козни и происки
враждебных сил. Речь идет именно о том, чтобы застраховать нашу страну от
неприятных неожиданностей извне, помочь государственному руководству
своевременно принять необходимые меры.
За годы перестройки сделаны важные практические шаги к достижению
высокой цели нашей страны - созданию мира без войн и оружия. Но
военно-промышленный комплекс на Западе пока никуда не исчез, разрабатываются
новые военные доктрины и планы, совершенствуются вооружения. Разумеется, мы
не можем безмятежно взирать на все это. Поэтому одной из функций советской
разведки является отслеживание развития военной науки и техники, появления
новых видов и типов вооружений.
Или взять, например, процессы разоружения и ограничения вооружений.
Интересы безопасности нашего государства требуют, чтобы будущие договоры,
которые мы, безусловно, будем выполнять, были оптимальными для Советского
Союза с точки зрения реалий международной обстановки, обеспечивали
справедливый баланс военно-стратегических интересов сторон.
Задачи, стоящие перед разведывательной службой, определяют и ее
структуру. В Первом главном управлении (ПГУ) есть подразделения, которые
руководят оперативной работой за рубежом, имеется отлаженная
информационно-аналитическая служба, способная выпускать объективные,
достоверные и всесторонне проверенные информационные материалы. Дело это
очень нелегкое. Есть вполне понятные объективные трудности в получении
закрытых сведений, нередко поступает противоречивая и отрывочная информация.
Разумеется, есть и объективные пределы прогноза, особенно динамично
развивающихся ситуаций. Кстати, труднее всего учитывать при оценке проблем
фактор ошибок и просчетов, которые неизбежно присутствуют во всех
человеческих делах.
При анализе информации мы используем любые возможности, придавая
большое значение и открытым источникам и связям с нашими учеными, хотя,
разумеется, эти контакты не афишируем.
Конечно, есть подразделения технического обеспечения разведывательной
деятельности. Без использования достижений науки и техники современная
разведка невозможна.
- Вы обосновали необходимость разведки, так сказать, вне времени. Мы
выведываем их секреты, они крадут наши тайны - так было испокон веков и,
похоже, так будет еще долго. И все же, согласитесь, мир меняется на глазах.
Мы видим, что происходит в странах Восточной Европы, в Центральной Америке.
Советские войска покинули Афганистан. Во внешней политике великие державы от
конфронтации переходят к взаимовыгодному сотрудничеству, сокращению своих
военных потенциалов, большему доверию и открытости. Наверное, все это
определенным образом сказывается и на такой специфической деятельности, как
разведка?
- Мир становится другим - это совершенно верно. Меняется радикальным
образом внешняя политика Советского государства, меняется сама атмосфера
международных отношений. У КГБ и его разведки нет самостоятельных
политических интересов. Это инструмент, орган государства, помогающий
государству в осуществлении его политики. Мы реально видим свое место в
довольно объемном и отлаженном внешнеполитическом механизме нашей страны и
отнюдь не склонны преувеличивать значение разведки. Излишне говорить, что
нам абсолютно чуждо стремление навязывать свою точку зрения и тем более
ставить ведомственные интересы выше государственных, относиться к
собственным задачам как к самоцели.
Мир страдает, как это ни парадоксально, не от нехватки информации, а от
ее избытка, вернее - от информационного шума. Данные, добываемые разведкой,
зачастую ценны не только сами по себе. Они служат как бы компасом в
безбрежном океане информации. Мы стремимся видеть то, что скрывается от
людских глаз, смотреть на все под разведывательным углом. Упор делается на
секретность, достоверность, актуальность.
Постоянно корректируются информационные задачи. В период холодной войны
внимание нашей службы было поглощено прежде всего военно-политической
деятельностью блоков НАТО и ныне благополучно почивших СЕАТО и СЕНТО. О
конкретных делах на этих направлениях по понятным причинам говорить
рановато, но тайная сторона деятельности этих союзов для нас секретом не
была, и, надо сказать объективно, она давала чрезвычайно серьезные поводы
для беспокойства. Категорически не могу согласиться с теми, кто сейчас
пытается возложить вину за холодную войну на Советский Союз. Теперь гораздо
больше мы стремимся выявлять все позитивное в мировой политике, все
возможности дальнейшего улучшения международных отношений, поиска
взаимоприемлемых решений.
Изживаются остатки конфронтационного мышления в международной политике,
когда нередко все мы действовали по принципу "око за око, зуб за зуб",
руководствовались прежде всего стремлением побольнее ущипнуть тех, кого мы
считали своими противниками.
Специфика разведки состоит в выявлении того, что нашей стране угрожает
извне. Ведь вмешательство в наши дела продолжается. Есть силы, которым не
терпится использовать весьма непростую обстановку в нынешнем советском
обществе. Правда, вмешательство все больше осуществляется открыто, в
политических формах, и противопоставлять ему надо политические средства. Но
есть и факты тайных акций, в частности передачи из-за рубежа оружия силам,
стремящимся к насильственному свержению советского конституционного строя.
Задача и разведки, и контрразведки - защитить нашу страну от такого рода
опасных акций.
В деятельности нашей службы усилилось значение экономической
проблематики, появилось такое направление, как борьба с организованной
преступностью.
На профессиональной стороне перемены тоже отражаются. Мы не используем
жестких методов в работе. Рисуемый на Западе "зловещий" облик КГБ далек от
действительности. Упор все больше делается на технические средства,
обработку открытых источников, что в совокупности дает возможность следить
за обстановкой в мире. Хотел бы подчеркнуть, что мы к сотрудничеству ни при
каких обстоятельствах никого не принуждаем. Люди сами, по своей доброй воле
идут к нам.

Игра без правил?

- По доброй воле? Но ведь говорят, что разведка - это игра без правил.
В то же время руководители Комитета госбезопасности в своих публичных
высказываниях подчеркивают, что для нашей разведки не характерны жестокость,
бесчеловечность, грубое попрание норм морали. А западная печать, на
страницах которой, кстати, весьма популярна тема КГБ, напротив, переполнена
утверждениями о "злодействах советских шпионов". Перед нашей беседой я
познакомился с американскими и английскими публикациями последних месяцев и
вот что оттуда почерпнул. "КГБ ежегодно совершает 3 - 4 убийства за
рубежом"; "Москва использует для вербовки агентов-проституток и
гомосексуалистов"... И так далее, в том же духе. Согласитесь, трудно обойти
в нашей беседе этот "подводный камень"?
- Никаких "лицензий на убийство" у советских разведчиков нет и быть не
может. Все это досужие вымыслы, рассчитанные на запугивание обывателя.
Да, разведка - игра без правил, но мы твердо уверены, что должны быть
определенные нравственные рамки. Нельзя руководствоваться принципом "цель
оправдывает средства". Мы исключаем насилие, жестокость, вмешательство во
внутренние дела других стран. Рамки разведывательной работы диктуются нашим
подходом к правам человека, моральными принципами Советского государства.
Есть, конечно, силы, которые хотели бы повернуть дело к старым временам
конфронтации разведок. Мы в этом не заинтересованы, и не потому, что боимся
такой конфронтации, а потому, что она отжила свой век.
Всякого рода "сенсации" о причастности КГБ к покушению на папу римского
или убийству бывшего пакистанского президента Зия уль-Хака - чистейшей воды
вымысел. Кому эти выдумки выгодны? Какие цели они преследуют? Какие следы
прикрывают?
Думаю, не в последнюю очередь - это попытка оправдать проводимые
американской разведкой так называемые тайные операции. Не хотелось бы
ворошить историю, но, может быть, стоит напомнить убийство Патриса Лумумбы,
обстоятельства гибели Сальвадора Альенде, подготовку покушения на Фиделя
Кастро, поставки ракет для обстрела мирных афганских городов и т. п.
- Вопрос такой. Если положить на стол два документа, поступивших из
одной и той же страны, посвященных, допустим, положению правительства этой
страны,- сообщение вашей резидентуры и мидовскую шифротелеграмму, то какая
между ними будет разница? Не дублируются ли усилия наших загранработников?
Ведь посольства за рубежом тоже выполняют роль собирателей информации и
аналитиков.
- Они могут совпадать и не совпадать. Не в этом суть дела. Важно иметь
подлинную картину того или иного события в мире, тенденций развития
международных отношений, намерений и планов зарубежных государств.
Задача разведывательной службы - сбор закрытой информации, которую
невозможно получить по официальным каналам.
Дело в том, что наиболее важные решения, совершенно естественно,
остаются в тайне. А если эти решения затрагивают интересы Советского
государства, определяют перспективы развития мировой политики? Никаким
другим путем, кроме разведки, в ряде случаев такие замыслы выяснить
невозможно. Несмотря на пропаганду открытости в развитых капиталистических
странах (а может быть, ввиду их понимания условий функционирования открытого
общества), четко прослеживается стремление Запада хранить под семью замками
секреты в области внешней политики, экономики, военной стратегии. По данным
американской печати, в 1988 году число засекреченных государственными
ведомствами США документов возросло на 24 процента по сравнению с предыдущим
годом. Немалая доля спрятанных в них секретов в той или иной степени
затрагивает интересы Советского Союза.
Зависимость от одного канала, одного источника информации чревата
неверными выводами. И здесь роль разведки трудно переоценить. Особенность
разведывательной информации в том и заключается, что она готовится на базе
секретных сведений. Конечно, не стоит считать информацию разведки неким
"магическим кристаллом", в котором видно все и вся, но тем не менее разведка
высвечивает то, что хотели бы скрыть или представить в ином свете. Она
позволяет судить об истинных намерениях иностранных правительств, убеждаться
в соответствии достигнутых договоренностей и заявлений наших международных
партнеров их реальным делам. Это может показаться парадоксальным, но
разведка вносит свой вклад в укрепление доверия между государствами.
- А на Западе между тем много пишут об усилении "агрессивности" внешней
службы КГБ...
- Да, заявлений руководителей спецслужб США и некоторых других стран на
этот счет предостаточно. 14 февраля нынешнего года директор ЦРУ в интервью
"Вашингтон тайме" повторил утверждения об "активизации" работы советской
разведки в США. Однако никаких примеров там привести не могут. Их и нет.
Наоборот, в отличие от времен конфронтации между Востоком и Западом,
чекисты-разведчики сознательно отказываются от наиболее острых форм работы.
В этом тоже состоит наш вклад в улучшение атмосферы в международных
отношениях.
Почему же миф о вездесущей "руке КГБ" продолжает гулять по страницам
газет и экранам телевизоров на Западе?
Политические цели такой кампании многоплановы: помешать становлению
нового образа СССР, сохранить обстановку подозрительности вокруг советских
организаций и учреждений за рубежом, максимально затруднить деятельность
внешней разведки КГБ.
В бытность заместителем директора ЦРУ Р. Гейтс говорил: "Дискредитация
прошлой и нынешней деятельности КГБ может нанести заметный ущерб престижу
этой организации, моральному состоянию ее кадров, расширив тем самым
возможности американской разведки в работе по Советскому Союзу".
- Известно, что Центральное разведывательное управление США хранит в
тайне свои расходы. КГБ также не предает огласке бюджет. И все-таки что
можно сказать о наших тратах на ведение разведки? Подсчитывал ли кто-нибудь,
так сказать, ее экономическую сторону? Что вкладываем и что приобретаем? В
наше время вопрос, согласитесь, очень актуальный.
- Действительно, это очень актуальная и непростая проблема. У нас есть
определенные критерии оценки и соответственно оплаты добываемой информации.
Оценить же в целом затраты на разведку и получаемую "прибыль" гораздо
сложнее. Недавно один американский журнал писал, что советские разведчики
умудрились приобрести за несколько сотен долларов военно-техническую
документацию стоимостью в три миллиона. Не буду ни опровергать, ни
подтверждать это сообщение. Скажу только, что в соотношении "расход -
приход" в данном случае нет ничего фантастического.
А как можно оценить вовремя добытую и доложенную политическую или
военную информацию? Сколько миллионов человеческих жизней, миллиардов рублей
можно было бы спасти, каких чудовищных лишений избежать, если бы в свое
время Сталин с доверием отнесся к сообщениям разведки о готовящемся
нападении гитлеровской Германии на Советский Союз?
Видимо, далеко не все поддается строгому экономическому подсчету "в
текущих ценах". Как выразился один американец, в разведке какая-либо прямая
зависимость между количеством вложенных ресурсов и производительностью труда
наблюдается лишь в одной точке: при ноле вложений - ноль отдачи. В целом же
разведка - дело весьма рентабельное.
Надо сказать при этом, что жесточайшая экономия во всем является
принципом нашей работы. Что же касается расходов у нас и у американцев, то
они просто несопоставимы. По опубликованным данным, разведывательное
сообщество США тратит в год более тридцати миллиардов долларов. Уточнять эту
цифру мне не хотелось бы, но она недалека от истины. Когда будет опубликован
бюджет всего КГБ, включающий, естественно, расходы и на разведку, вы
увидите, насколько он скромнее. Думается, мы сейчас работаем в рамках
разумной достаточности.

Профессия - "иностранец"

- Где-то я слышал, что будто бы разведка госбезопасности имеет
возможность комплектовать свои штаты самыми способными людьми страны, так
сказать, интеллектуальной элитой общества. Это так? И вообще, как вы
отбираете людей на свою службу? Чему и сколько времени их учите?
- Мы действительно стремимся подбирать в свои штаты наиболее способных
молодых людей. Разведка - это интеллект, трудолюбие, воображение и
изобретательность, коммуникабельность и способность к сознательному
самоограничению, быстрота ума и склонность к анализу. Не могу перечислить
всех качеств, которые нужны разведчику, да, впрочем, едва ли можно найти их
полный набор в одном человеке. Помимо интеллектуальных качеств, мы очень
внимательно смотрим на моральную, идейную, психологическую стороны личности.
Первейшее требование к нашему сотруднику - абсолютная преданность Отечеству.
Если нельзя гарантировать, что разведчик не дрогнет в трудную минуту, не
поддастся каким-то соблазнам - грош ему цена. Я лично боюсь эгоистов, людей
самовлюбленных, будь они хоть семи пядей во лбу. Гипертрофированное чувство
собственной значимости, непогрешимости, неспособность к объективной
самооценке, снисходительность к своим недостаткам и нетерпимость к чужим -
это качества потенциального предателя. Пока работе такого человека
сопутствует успех, он с нами. Возникают трудности, он способен на любую
подлость.
Система подбора и изучения кандидатов на работу в службу складывалась у
нас годами. В ней участвуют другие подразделения комитета, наши сотрудники,
действующие и находящиеся на пенсии. Эта система позволяет нашим кадровикам
выходить на тех людей, которые обладают необходимыми политическими,
нравственными и деловыми качествами. К кандидатам мы присматриваемся долго.
У разведки имеется свое учебное заведение, в котором учатся люди с
высшим образованием. Учеба, на наш взгляд, интересная. В частности,
способность ориентироваться в сложных условиях отрабатывается на специальных
занятиях в Москве и других городах.
У нас много великолепных знатоков иностранных языков - таких, что никто
не определит истинное происхождение, национальность этих людей.
- Еще о кадрах. Я уже ссылался на материалы зарубежной печати, вы лучше
меня знаете, что авторы этих статей, как правило, в свою очередь ссылаются
на свидетельства наших разведчиков, изменивших Родине. Мелькают фамилии
Джирквелова, Левченко, Гордиевского и других предателей. В этой связи
позвольте один неудобный вопрос. Мы сейчас гораздо спокойнее, чем прежде,
относимся к людям, по каким-то причинам покинувшим Советский Союз. Но,
разумеется, нельзя простить тех, кто своим бегством наносит ущерб интересам
страны. Догадываюсь, какие проблемы возникают в вашем ведомстве, если уходит
хорошо осведомленный сотрудник. А ведь уходили, уходят... Хочу спросить,
Леонид Владимирович, а не стало ли и Первое главное управление, как и многие
наши учреждения, связанные с загранработой, прибежищем "породистых" детей,
внуков и правнуков, для которых профессия разведчика - всего лишь
возможность безбедно пожить за границей?
- Как говорится, в семье не без урода. Но "брак" у нас сведен до
минимума. Надо иметь в виду, что разведка - это передовая, своеобразный
"вечный бой", противоборство интеллекта, воли, характера. Случается, бывают
потери, иногда тяжелые. Есть потери и у другой стороны.
У нас нет каких-то пробирок, в которых выращиваются стерильно чистые
сотрудники ПГУ. Было бы неверным полагать, что элементы социальной апатии,
бездуховности и коррозии "застойных" времен не коснулись
чекистов-разведчиков. Ведь разведка - это не каста, она является
органической частью нашего общества, несет в себе в той или иной мере
недостатки, ему присущие.
Находятся отдельные сотрудники ПГУ, которые теряют нравственные и
идейные ориентиры. Попадаются и лентяи, и люди, стремящиеся, как вы
выразились, "безбедно пожить за границей". С такими мы расстаемся
безжалостно. Заверяю, что, заботясь о чести мундира, мы отдадим под суд
любого сотрудника, уличенного в правонарушении.
Но все это - исключения. Любителям "легкой жизни" в разведке прижиться
трудно. В "поле" человек виден сразу. Ведь требуется огромная трата
интеллектуальных, физических и особенно нервных сил. Да вы и сами понимаете,
что настоящий разведчик всегда рискует. Тем, кто рассчитывает "безбедно
пожить за границей", в разведке делать нечего.
Что касается "породистых" детей и внуков, то должен сказать сразу, что
родственные связи кандидата на работу в разведку для нас не имеют ни
малейшего значения. Напротив, чтобы не подвергаться какому-то давлению
извне, мы стараемся не брать таких людей в разведку, и этот наш подход
встречает полное понимание.
- Но является ли теперь человеческий фактор главным, определяющим в
вашем деле? Если почитать некоторые статьи американских авторов, посвященные
достижениям в области технической разведки, то складывается впечатление, что
центр тяжести перенесен на "железки". Из космоса в любое время суток
фотографируют предметы величиной с теннисный мяч. Опять-таки с помощью
спутников подслушивают телефонные разговоры. Кусок обычной клейкой ленты
превращают в радиопередатчик...
- Конечно, бурный прогресс технологической революции пронизывает все
сферы жизни, в том числе разведывательную деятельность. Как я уже говорил,
она немыслима сегодня без широкого использования новейших достижений науки и
техники, без привлечения специалистов, ученых, без использования
математических методов. Комитет госбезопасности создает как свою технику,
так и использует лучшие зарубежные образцы. Но технические средства не
универсальны. Они ограничены в своих возможностях.
Главное, конечно, это люди. В своей работе за рубежом разведка
опирается на помощников самоотверженных, зачастую бескорыстных, навсегда
связавших свою судьбу с нашей страной.
"Мое решение активно бороться против реакции не было результатом
внезапного обращения в веру, - рассказывал замечательный разведчик Ким
Филби. - В 1929 году, когда я был зачислен в Кембриджский университет, мое
мировоззрение еще не сформировалось, но уже тогда ной симпатии были на
стороне бедных, слабых и униженных, а не на стороне богатых, власть имущих и
надменных... И лишь на последнем курсе в Кембридже, летом 1933 года, я
отбросил все сомнения. Получив диплом, я твердо решил посвятить свою жизнь
делу коммунизма".
Американцы иной раз пытаются создать впечатление, что в сборе
информации они делают ставку на использование технических средств,
официальные беседы, обработку открытых источников. Здесь есть доля правды,
но это и дымовая завеса. Главное их средство - "хьюмен интеллидженс", то
есть агентурная разведка. На усиление этого направления разведывательной
деятельности направляются крупные целевые ассигнования. В 1989 году их
удельный вес в общих расходах американских разведывательных служб возрос
вдвое. Не далее как 20 марта нынешнего года директор ЦРУ У. Уэбстер заявил:
"Несмотря на постоянное совершенствование космической и авиационной
разведки, агентурная разведка является незаменимым и единственным средством
получения информации о планах и намерениях противника. Она является для США
как сверхдержавы абсолютно необходимой. Поэтому число сотрудников,
участвующих в сборе разведывательной информации через агентуру, не будет
уменьшено ни на одного человека".
Сейчас резко увеличился поток советских людей, выезжающих за границу на
короткие сроки. Комитет госбезопасности приветствует этот процесс, не
пытается замедлить его. В то же время разведка и контрразведка не могут не
учитывать новую обстановку.
Наиболее опасны попытки западных спецслужб приобрести на постоянной
основе, на перспективу, источники, которые работали бы на них в Советском
Союзе при любых обстоятельствах. Если раньше спецслужбы не гнушались погоней
за любым советским гражданином, то сейчас они работают выборочно. Главный
предмет их интереса - советские дипломаты, военные, руководящие или
перспективные работники госучреждений и, разумеется, разведчики. Западные
спецслужбы проявляют огромный интерес и к тому, что делается в
научно-технической области. А у вас, насколько мне известно, есть
разработки, идеи мирового уровня. Отсюда - интерес разведок США и других
стран к научно-техническим работникам. (Кстати, "утечка мозгов", видимо,
может очень скоро стать серьезной проблемой для нашей страны.)
К сожалению, прослеживается тенденция к увеличению вербовочных подходов
иностранных спецслужб к советским гражданам и попыток склонить их к
невозвращению на родину. В 1985-1989 годах за рубежом зафиксировано более
двухсот таких акций. В 1988 году ими совершено в три раза больше попыток
толкнуть совграждан к негласному сотрудничеству или невозвращению на родину,
чем в 1985 году.
Одной из важных задач является также проникновение в те спецслужбы,
которые ведут работу против нашей страны.

Кто похитил "атомные секреты"

- Приходилось слышать такое мнение: наши люди порой с огромным риском
добывают полезную для страны информацию, скажем, о какой-то новейшей
технологии, однако в Советском Союзе не очень-то спешат ею воспользоваться.
В моем вопросе будет два аспекта. Можно ли считать, что, несмотря на внешне
вроде бы очевидную безнравственность "добывания" такой информации, это
обычное занятие в мире разведки? И еще: если у нас нет спроса на
технологические секреты, то стоит ли тогда вашему ведомству тратить силы,
валюту, подвергать опасности людей?
- Промышленный шпионаж на Западе - столь же будничен и распространен,
как "Кока-кола" и "Макдональдс". Ибо это - бизнес, конкуренция. Получить
тайны соперничающей фирмы стремятся многие. Спрос на технологические секреты
там велик.
Что касается советской разведки, то нас не могут не интересовать
последние научные идеи и технологии, связанные с разработкой принципиально
новых видов и направлений вооружений. Планируемая военная реформа и доктрина
разумной достаточности предполагают, что наша армия должна обладать самым
совершенным оружием. Уровень советской оборонной промышленности весьма
высок, и любая интересная информация помогает поддержанию этого уровня.
Вы затронули более широкий вопрос: о невосприимчивости нашей
промышленности к новинкам. На это жалуются и ученые, и изобретатели. Как я
понимаю, преодоление такого положения - одна из главных задач радикальной
экономической реформы.
- Грех не спросить вас сейчас об истории, которой на Западе посвящено
множество книг. Я имею в виду "похищение" секретов атомной бомбы у
американцев. Наши ученые-атомщики на этот счет высказывают противоречивые
суждения: одни говорят, что разведка основательно помогла в создании
советской атомной бомбы, другие - что не очень. Как, по вашему мнению,
обстояло дело в действительности?
- Факты таковы. Первая информация о разработке американцами атомного
оружия была доложена советскому руководству в октябре 1941 года. В
дальнейшем такого рода сведения сообщались регулярно. Разведка выступила с
предложением о создании специального органа по координации наших научных сил
в этой области. В результате была создана лаборатория No 2 во главе с И. В.
Курчатовым, с которой разведка тесно сотрудничала многие годы. Давая оценку
полученным разведкой материалам, Игорь Васильевич отмечал: "Информация по
атомной энергии имела громадное неоценимое значение для нашего государства и
науки".
- Негусто, конечно, но хоть что-то... Мы с вами, кажется согласились С
тем, что прежняя абсолютная закрытость, засекреченность ПГУ приносила больше
вреда, чем пользы. Вот, к примеру, такой факт. Недавно "Правда", пользуясь
архивными материалами КГБ СССР, рассказала о судьбе выдающегося советского
разведчика Дмитрия Быстролетова. Наконец-то, спустя десятилетия (!), мы
вернули из небытия имя замечательного патриота, подлинного героя. Разве
отпала нужда показывать таких людей? И сколько еще в ваших секретных архивах
бесценных материалов о подобных судьбах!
За рубежом изданы сотни книг, повествующих о деятельности разведки.
Соответствующий раздел есть в любом популярном журнале. А мы много лет
мусолили одни и те же имена или же довольствовались талантливой
беллетристикой Юлиана Семенова...
- С этим трудно не согласиться. Секретомания глубоко засела в
психологию нашего общества. Что тут тогда говорить о разведке?
Но, к счастью, сейчас другие времена. Мы готовы открыть и открываем
архивные материалы, повествующие о судьбах чекистов, готовы больше
рассказывать о текущих делах. Хотя, конечно, и здесь должна быть разумная
мера.
- В таком случае я прошу вас привести пример успешной акции ПГУ
последних лет.
- Он, может быть, не самый сенсационный, но очень показательный,
поскольку речь идет о жизни наших советских людей. Как вы помните, в 1985
году в Бейруте террористы захватили в качестве заложников четырех советских
загранработников. К сожалению, один из них погиб сразу. Но остальных удалось
вызволить целыми и невредимыми. Их освобождение стало возможным в результате
большого и сложного комплекса мероприятий, проведенного внешней разведкой
КГБ СССР.
- На наших глазах как грибы после дождя растут совместные предприятия и
объединения, самостоятельно выходящие на мировой рынок. Но выход-то после
шестидесятилетнего варения в собственном соку очень непрост. Может ли здесь
чем-нибудь помочь ваша служба?
- Мы стремимся оказать помощь стране в более эффективном использовании
внешнеэкономических связей, информировать о сложных и противоречивых
процессах, происходящих в мировом хозяйстве, закулисных планах и действиях в
этой сфере, затрагивающих наше народное хозяйство.
Немало приходится работать по предотвращению ущерба советской
экономике, в частности втягивания предприятий в невыгодные крупномасштабные
сделки. Многие из наших хозяйственников плохо знакомы с жесткими нравами
мирового рынка. У ряда крупных зарубежных компаний имеются свои службы,
выполняющие разведывательные и контрразведывательные функции. Есть и фирмы,
применяющие недозволенные приемы, финансовые махинации, подкуп и т. д. У
советских внешнеэкономических организаций имеется печальный опыт финансовых
крахов банков, потерь, связанных с получением взяток некоторыми
внешнеторговыми деятелями, и т. д. Да и сейчас на сотрудничество с
советскими предприятиями набиваются некоторые зарубежные фирмы с весьма
сомнительной репутацией.
Сфера экономики останется не только областью международного
сотрудничества, но и сферой состязания, в которой заметную роль играют
специальные службы.
- Среди тех, кто сопровождал М. С. Горбачева в США, был В. А. Крючков,
тогда возглавлявший нашу разведку. Американцы с изумлением писали, что
впервые за все время существования органов госбезопасности руководитель
такого ранга пересек океан. Кажется, скоро этим никого не удивишь. Ваши
контакты со спецслужбами Запада становятся повседневным делом?
- Да, здесь наметилась устойчивая тенденция. Сейчас наша страна делает
упор на общечеловеческие ценности. Мы за объединение усилий в борьбе с
международным терроризмом, организованной преступностью и наркобизнесом.
Давно сложилась традиция сотрудничества в обеспечении безопасности встреч на
высшем уровне.
- Читателям интересно узнать, кто же он - руководитель советской
разведки? Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в КГБ, чем занимались,
прежде чем возглавить самое большое управление комитета?
- Я прошел обычный для сотрудника ПГУ путь: институт, гражданское
ведомство, разведывательная школа, работа в Центре и за рубежом. С 1964 года
- член КПСС.
- Благодарю вас за беседу.



"Правда", 1990, 22 апр., No 112
http://lib.ru/MEMUARY/SHEBARSHIN/rukamoskwy.txt
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован