Эксклюзив
Орлов Александр Арсеньевич
10 июня 2015
9655

Мораль в международной политике

Современный мир стремительно меняется. Не эволюционирует, а именно меняется. До конца понять суть происходящих процессов и оценить их возможные последствия на данном этапе весьма сложно.[1] У неискушенного наблюдателя на Западе и в некоторых других географических точках планеты, где сильна западная пропаганда, может сложиться впечатление, что идет непримиримая борьба между свободой и демократией, с одной стороны, и деспотизмом и тиранией (в самом широком их понимании), с другой. Естественно, носителем первого набора ценностей являются США и остальной цивилизованный Запад, олицетворяющие собой силы добра. Противостоит же им мутный конгломерат сил зла, в число которых, если ознакомиться с выступлениями президента США Обамы и некоторых других западных лидеров, включена и Россия. Бывший президент Франции Жискар д’Эстен отмечает в своих мемуарах-размышлениях: «В соответствии с такой трактовкой сегодня силы добра – это те, кто выступает за проведение демократических выборов, за уважение прав человека, за свободный доступ товаров на международные рынки. Американская мощь без раздумий ставит себя на службу добру и противится действиям злых сил, пытающихся помешать достижению названных целей».[2]

Все мы немного строители и знаем, что прочность дома в решающей степени зависит от состояния его фундамента. Основными элементами фундамента «западного дома», что подтвердил бывший французский лидер, являются принципы представительной демократии. Но все ли с ними в порядке на Западе и не происходит ли на наших глазах их определенная переоценка или даже эрозия, хотя Вашингтон, в качестве знаменосца, продолжает их громогласно декларировать, при этом проводя на деле политику, уводящую мир в ином направлении? В тени самозабвенной борьбы США и их союзников за всеобщее счастье, затронувшей, по сути, все уголки Земного шара, оказались проблемы самого западного мира, который меняется, возможно, еще более быстрыми темпами, чем мир глобальный. Причем меняется не в лучшую сторону. Допускаю, что не только простые люди, но даже многие представители западных элит этого просто не замечают. В этом смысле вполне можно говорить об эффекте замкнутого сосуда. Находясь внутри него и не имея возможности или просто не желая посмотреть на себя со стороны, они искренне убеждены, что ничего не происходит и они живут в прежнем, хорошо знакомом им мире. Хотя реально этот мир уже другой. Это уже не совсем мир демократии, свободы и прав человека. Это одновременно мир тотального электронного контроля, а в отношении определенной категории граждан – и тотальной слежки.  Западной общественности подобная картинка хорошо знакома, прежде всего, из предельно идеологизированных продуктов голливудской «фабрики грез» и сюжетов, предлагаемых другими структурами западного информационно-пропагандистского конвейера, правда, в тех случаях, когда они рисуют тоталитарные или авторитарные режимы, с которыми как раз и борются доблестные американские парни или их бескорыстные и кристально честные союзники на местах.  

Эта тенденция находит свое красноречивое отражение в бросающейся в глаза зацикленности, зашоренности представителей т.н. креативного (то есть, по смыслу данной статьи, думающего или призванного думать) сословия западных стран, отсутствии у них новых идей и нестандартных мыслей – это замечание касается не только политиков, но и более широкого круга интеллектуалов - ученых, писателей, политологов, журналистов и т.д.  Читая их статьи, слушая их выступления, в основе которых, как правило, лежит примитивная схема деления мира на «своих» и «чужих» и которые зачастую пронизаны вульгарной русофобией, невольно ловишь себя на довольно банальной мысли, что когда-то это все уже было, а любое повторение, как известно, всегда хуже оригинала. Трафарет, лекало, подражательство – эти слова вполне применимы для описания  этого феномена. А что касается названия исторического периода, который приходит на память, то это, конечно, «холодная война». Хотя рискну утверждать, что в годы «холодной войны» на Западе все же было побольше и свободной мысли, и свободных ее носителей.

В характере взаимоотношений между государствами «западного мира» наблюдается похожая картина. Никогда прежде доминирование США над своими союзниками не было столь явно выраженным, как сейчас. Это уже даже не просто доминирование, а настоящая гегемония. В свое время на Западе очень любили порассуждать о «доктрине Брежнева» или, другими словами, доктрине ограниченного суверенитета союзных СССР государств Центральной и Восточной Европы. Что мы наблюдаем сегодня? Свидетельств утери части, причем в отдельных случаях, значительной части суверенитета западными странами, прежде всего членами НАТО, хоть отбавляй. Они видны невооруженным глазом. Причем в категорию частично зависимых стран попали даже Франция - постоянный член Совета Безопасности ООН, и Германия – лидер Евросоюза, которые, по определению, призваны быть в полной мере самостоятельными игроками на мировом политическом пространстве, а не оправдываться перед своим вашингтонским «начальником» всякий раз, когда они вдруг решатся на несогласованный с ним заранее шаг. О Великобритании говорить вообще не приходится, поскольку уже давно политика Вашингтона и политика Лондона слились в единое целое.

Дисциплина, дисциплина и еще раз дисциплина, минимум самостоятельности и равнение на гегемона – вот, по сути дела, главный принцип системы взаимоотношений в рамках «западного мира» сегодня.

Для западных стран, а также идущих в фарватере их политики многих других государств мнение США – это истина в последней инстанции. Вашингтон уже давно самолично присвоил себе право давать оценку любым событиям, награждать ярлыками целые страны и их лидеров, трактовать по собственному усмотрению нормы   международного права. Причем – здесь нужно проявить объективность – многие в современном мире воспринимают это как само собой разумеющееся, как мнение своего рода суперарбитра, некоего эталонного государства, стоящего выше всех остальных и являющегося не только военно-политическим лидером современного мира, но и лидером моральным. В этой связи правомерно задаться вопросом, имеют ли под собой реальные основания подобные претензии и амбиции?

США – сравнительно молодое государство, самостоятельная история которого насчитывает менее 250 лет. Оно образовано в один год с основанием Большого театра в Москве (1776 г.) на землях, принадлежавших коренным жителям Северной Америки – индейцам, которые фактически были полностью уничтожены захватчиками. Этот народ так и не интегрировался в новую просвещенную среду, а индейские резервации сегодня – это позор современного мира. В результате была разрушена древняя индейская цивилизация, со своими уникальными укладом и традициями, формировавшаяся в течение тысячелетий. Но стоит ли этому удивляться? Откуда взялась подобная жестокость? Отвечая на эти вопросы, необходимо вспомнить, что англосаксы, представляющие собой наиболее деятельную часть американского общества, как, впрочем, французы и немцы, являются потомками варваров, обитавших на окраинах Римской империи. В наши дни многие ученые акцентируют на этом внимание, отмечая, что вся западноевропейская история (а американская история является ее продолжением) основана на войнах. Сошлюсь на любопытное исследование Майкла Вуда. Он пишет: «Западноевропейская культура имела не столь глубокие корни, как культуры Ближнего Востока, Китая и Индии. Социальные и религиозные ценности Запада, как отмечали некоторые арабские историки, были не столь прочными, как на Востоке. Западная Европа не имела даже политического, культурного или лингвистического единства, хотя, конечно, в ней существовали древние объединения, к примеру, жителей Северной Европы, говоривших на германских диалектах, и жителей Средиземноморья, говоривших на латыни. В результате, историю Западной Европы  всегда определяли войны. (прим. – выделено автором). Только в 90-е годы ХХ в. Европа начала двигаться к единству после многих веков жестоких межгосударственных войн, унесших миллионы жизней даже на нашей с вами памяти. Является ли западная история уникально жестокой – сказать трудно. Все цивилизации демонстрируют резкое противоречие между собственными идеалами и реалиями своей истории. И ни одна не преуспела, культивируя насилие».[3]

Майкл Вуд абсолютно прав, говоря о том, что между «собственными идеалами и реалиями своей истории», выражаясь языком классиков русской словесности, дистанция огромного размера. Вся американская история – а здесь мы говорим о ней – наполнена подобными разрывами между словом и делом. Вспомним, хотя бы, о пресловутой «Доктрине Монро» (1823 г.), означавшей присвоение Соединенными Штатами себе права господствовать в Западном полушарии, вмешиваться во внутренние дела стран Южной и Центральной Америки, наводить там свои порядки, свергать неугодные режимы и ставить у  власти своих марионеток. Не возникает ли у читателя аналогия с нашим временем, только с той лишь разницей, что сегодня сферой «национальных интересов» США стал весь мир. Невольно хочется спросить, а где высокие идеалы свободы и демократии, куда они пропадают всякий раз, когда начинают мешать реальной политике? Однозначная, абсолютная поддержка Соединенными Штатами и их союзниками антиконституционного, кровавого переворота на Украине – это ответ на этот вопрос. Вашингтон и его сателлиты в один момент забывают о принципах, когда им приходится делать выбор между принципами и интересами. Перефразируя крылатую фразу одного из теоретиков политической мысли конца XIX века, можно сказать, что в понимании современного западного истеблишмента принципы – ничто, а интересы – все.

Но тогда как же быть с тем, что служение принципам демократии было и остается основанием и мотивировкой вмешательства, в том числе военного, США и их близких друзей  во внутренние дела суверенных государств? Или пример Украины, точно также как в свое время пример Косово, это, в западной интерпретации, частные случаи, не имеющие прецедентного характера? Но так не бывает! В этой связи возникает закономерный, требующий четкого и ясного ответа вопрос: что такое в ХХI веке международный прецедент? Или это понятие также неотделимо от интересов конкретного государства или группы государств?

Но пойдем дальше. США по-прежнему остаются единственной страной в мире, применившей ядерное оружие против другого государства, причем – что особенно символично – против мирных жителей японских городов Хиросима и Нагасаки, которые никак – ни прямо, ни косвенно – не угрожали американцам. Количество жертв этого варварского преступления против человечности составило десятки тысяч человек, а ликвидация последствий растянулась на многие десятилетия. В конце Второй мировой войны США активно использовали ковровые бомбардировки против немецких и японских городов, то есть фактически против мирного населения. Во время войны во Вьетнаме они вновь применили тактику ковровых бомбардировок, но уже с использованием напалма и химических отравляющих веществ, после чего земля оказалась отравленной и непригодной для жизни и сельскохозяйственного использования в течение десятилетий.  Неужели все это высокоморально?

В этой связи отметим, что объявленный американцами «империей зла» Советский Союз никогда в своей истории не применял ядерного оружия ни против военных целей противника, ни тем более против мирного населения. СССР никогда не прибегал к ковровым бомбардировкам. И когда англо-американская авиация стирала с лица земли немецкий Дрезден, советские люди, рискуя жизнью, спасали от разрушения заминированный фашистами польский Краков.

Англосаксы любят прикрывать свои действия рассуждениями о праведной мести агрессору. Японцы, дескать, пострадали за Пирл-Харбор, немецкие города – за разрушения британских городов немецкой авиацией. Если руководствоваться такой логикой, то что должны были сделать мы, чтобы вернуть немцам «должок» за тысячи разрушенных городов и десятки миллионов загубленных жизней? Но советская армия, которую сейчас «переписыватели истории» тщатся представить агрессором, ничего не разрушала, а только освобождала и спасала. Так кто же носитель высокой морали и нравственности?

Теперь посмотрим на события наших дней. Бомбежки Югославии и ее столицы Белграда, интервенция в Ирак, весьма сомнительная с международно-правовой точки зрения стратегия действий в Афганистане, в частности, ликвидация боевиков с использованием дронов без следствия, суда  и, естественно, приговора, организация свержения режима в Ливии, за которым последовало варварское убийство лидера этого государства, вызвавшее приступ восторга у представителей американского руководства, дестабилизация Сирии в попытке устранить неугодное руководство этой страны с последующим перерастанием внутренних трений в затяжную гражданскую войну. Комплекс ошибочных действий США и их союзников на Ближнем Востоке привел к образованию на обширном пространстве в этом регионе «черной дыры» безвластия, которую заняло т.н. Исламское государство, само появление которого чревато абсолютно непредсказуемыми последствиями. 

Количество жертв, прямо или косвенно обусловленных политикой Вашингтона и его окружения в регионах организованного ими хаоса, не поддается объективному учету. Но количество это – огромное. О масштабах разрушений – говорить не приходится. И все это делается, согласно навязываемой мировому общественному мнению трактовки, исключительно из лучших побуждений. Во имя светлого будущего разрушенных государств, основанного на принципах демократии, которые, как мы установили выше, имеют значение только в том случае, если соответствуют американским и в целом западным интересам.  Как соотносятся все эти действия западных носителей добра с элементарными, общечеловеческими  принципами морали и нравственности? Или сотни тысяч, а, может быть, и миллионы погибших и изуродованных людей - это «издержки производства», и они не в счет? Или, может быть, над этими людьми, в числе которых и жители Донбасса, можно проводить подобные, прямо скажем, совсем не гуманные эксперименты?

Представим на секунду, что нечто подобное совершили СССР или современная Россия? Сколько было бы шума, спекуляций, стенаний на Западе?  Сколько бы мы услышали гневных речей, наполненных обличительным пафосом и праведными сентенциями. Много, очень много! Хотя и сейчас западные ораторы не стесняются в выражениях и уже далеко вышли за все мыслимые и немыслимые нормы приличия, обвиняя Россию и ее руководителей во всех  грехах. В России в подобных случаях говорят, что на голове вора шапка горит. Роль России в современно мире - не на скамье подсудимых, а скорее в кресле прокурора, и она должна задавать вопросы, на которые призван ответить Запад.  И главный из этих вопросов: чего он (Запад) добивается, раскачивая международную ситуацию? Почему он создает крайне агрессивную среду вдоль российских границ и при этом возлагает всю ответственность за это на нашу страну? Западные лидеры очень любят рассуждать о предсказуемости политики своих контрагентов как о необходимом условии стабильности международных отношений. Сегодня правомерно задать вопрос, насколько предсказуема политика самих США и их западных партнеров и чего от них можно ожидать в будущем. От этого в решающей степени будет зависеть алгоритм политики России.

Мир и сотрудничество – это одно дело. Конфронтация, гонка вооружений, продолжение окружения России в рамках политики ее «сдерживания» - это совсем другое. В этом контексте возникает необходимость дать ответ на вопрос, а что, в сущности, означает политика антироссийских санкций и как ее следует понимать. Санкции по смыслу главы  VII Устава ООН являются действиями, применяемыми в случае возникновения угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии. Это, когда санкции вводятся по решению Совета Безопасности ООН, единственного международного органа, правомочного принимать подобные решения от имени международного сообщества. Когда же подобные меры применяются какой-то замкнутой международной организацией, страной или группой стран по собственному усмотрению, то это вполне можно трактовать как враждебный акт, как вид экономической и политической войны, которую можно назвать «мягкой войной» - или soft war. 

Вопросов, требующих быстрых и ясных ответов, как видно, накопилось немало. Запад, спровоцировав конфронтацию с Россией, пытается решить все возникшие проблемы через наращивание давления на нас. Однако расчет на то, что ему удастся сломать Россию, построен на песке. Эффект от таких действий – прямо противоположный. Если после Крымской войны середины XIX века Россия, выражаясь языком канцлера Горчакова, начала сосредотачиваться, то сейчас она на наших глазах консолидируется. А консолидированная Россия – это гораздо более весомый фактор мировой политики, чем Россия образца 90-х годов прошлого века – разобщенная и дезориентированная, то есть та Россия, которая очень нравилась Западу.

В своем выступлении на коллегии одной из российских силовых структур президент страны В.В. Путин заявил следующее: «Для так называемого сдерживания России используется весь набор средств – от попыток политической изоляции и экономического давления до масштабной информационной войны и инструментов специальных служб. Как недавно было прямо и, что любопытно, открыто сказано: несогласным будут периодически выкручивать руки. Но с Россией такие штучки не проходят, никогда не проходили и не пройдут в будущем. … ни запугать, ни надавить на нашу страну ни у кого не получилось и не получится. На все внешние и внутренние угрозы национальной безопасности у нас всегда был и всегда будет адекватный ответ. И вот ещё что хотел сказать: ситуация не может оставаться вечно такой, какая она есть. Она будет меняться, и, надеюсь, в лучшую сторону, в том числе вокруг нашей страны. Но она будет меняться в лучшую сторону не за счёт того, что мы будем постоянно уступать, прогибаться или с кем-то сюсюкать. Она будет меняться в лучшую сторону только в том случае, если мы будем становиться сильнее».[4]

«Становиться сильнее» - это не просто слова, это – цель. Долговременная цель. Она имеет прямое отношение к самым различным областям – и материальной сфере, и духовной. Сила духа, уверенность в своей правоте – это непреложные составляющие конечного успеха.

Высокая мораль, нравственность, чувство долга всегда были отличительными чертами лучших представителей нашего народа, отдававших себя без остатка служению Отчизны. При этом  им всегда были чужды цинизм, двуличие, фальшь. Думаю, что Запад вполне осознанно и целенаправленно в течение десятилетий формировал искаженный образ нашей страны, пытаясь тем самым прикрыть собственную моральную деградацию, постепенную деформацию базовых принципов, на которых основывается западная демократия.

Перечитывая недавно мемуары патриарха советской дипломатии А.А. Громыко, нашел интересную мысль, которая прямо перекликается с теми вопросами, которые ставятся в настоящей статье. Он пишет: «Большинство деятелей, имеющих отношение к внешней политике империалистических государств (сегодня мы их называем западные государства – прим. авт.), субъективно верят в то, что служат правому делу – интересам общества. Эти политики, являясь представителями своего класса – буржуазии, сосредоточивают все свои помыслы на отстаивании его интересов, его социальных и экономических привилегий. А для этого, по их мнению, все средства хороши. Обман выдается за истину. Насилие и произвол в международных делах объявляется верхом морали. Политика государственного терроризма оправдывается ссылкой на то, что это отвечает жизненным интересам Соединенных Штатов и их союзников».[5] Заканчивает свою мысль А.А. Громыко следующими словами: «Очевидно, деятели империалистического мира, выступающие на сцене международной политики, объективно действуют против воли человечества, взвинчивая гонку вооружений, усиливая тем самым опасность ядерной катастрофы. И в этом отношении их планы и взгляды аморальны».[6] Как актуально это звучит в наши дни!

Россия в современных условиях вновь становится маяком для многих стран и народов. Убежден, что у нее есть все основания быть моральным ориентиром в современном  сложном и противоречивом мире, где, к сожалению, по-прежнему процветают «двойные стандарты» и искаженное понимание норм морали  и нравственности.

 

1 О состоянии международных отношений см. статьи автора: Орлов А.А. Россия в океане мировой политики.//Ежегодник ИМИ – 2013. Вып. 3-4 (5-6). – М.:МГИМО-Университет, 2013. С. 10-15;

Орлов А.А. Новая парадигма международных отношений.//Международная жизнь. 2014. №10. С. 66-73. 

2 Жискар д’Эстен В. Французы: Размышления о судьбе народа (Les Français: Réflexions sur le destin d’un peuple). - М.: Ладомир, 2004. С. 67.

3 Вуд, М. В поисках первых цивилизаций (In Search of the First Civilizations). – М.: СТОЛИЦА-ПРИНТ, 2007. С. 235.

4 Заседание коллегии ФСБ (26 марта 2015 г.) // URL: http://kremlin.ru/news/47963

5 Громыко А.А. Памятное. Кн. 2. – М.: Политиздат, 1988. С. 303.

[6] Там же. С. 304.

 

Ключевые слова: Россия, США, Запад, Вторая мировая война, интервенция, «мягкая война» - soft war, безопасность, стабильность, мораль.

Источник: «Международная жизнь», № 4, 2015. С. 52-61.

Орлов Александр Арсеньевич,

Директор Института международных исследований

МГИМО (У) МИД России

orlov_a@mgimo.ru

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован