06 апреля 2007
8874

Никитина О.А.: Проблемы реализации национальных проектов по решению социальных вопросов пожилых людей(улучшение качества жизни и здоровья)

Стратегия социальной политики в стране и размеры социальных расходов формируются под влиянием политической системы, демографической ситуации, традиций, духовных ценностей и др. Каждому периоду экономического развития соответствует определенная социальная политика. В условиях экономических перемен и крупных технологических сдвигов, когда равновесие неизбежно нарушается, требуется преобразование всей системы государственного регулирования. Как отражение цикличности экономики социальная стратегия трансформируется из "мягкого" в "жесткий" тип . Подобная стратегия проводится, в первую очередь, с помощью снижения доли социальных расходов в государственном бюджете. "Мягкая" социальная стратегия направлена на смягчение социальных различий и осуществляется за счет увеличения социальных расходов. В настоящее время в российской социальной политике преобладает "жесткая" социальная стратегия, когда ставка делается на экономически активных членов общества, и допускается формирование "низших" слоев. И как следствие: обострение множества противоречий экономического и социального развития общества, выражаемое в резком сниже¬нии качества жизни россиян и состояния их здоро¬вья. В терминах экономической и социальной продуктивности, возраста старше 64 лет считаются зависимыми, их ценность для общества ниже, по сравнению с экономически активным населением . Исследования демографической структуры населения России последней четверти ХХ века свидетельствуют, что в 1970 - 1998 гг. произошло увеличение нагрузки престарелыми членами общества (в расчете на одного трудоспособного) - с 0,17 до 0,33 . Тенденция общего старения населения сегодня приобретает значительные масштабы, если в начале 1970-х годов, доля жителей страны в возрасте от 65 лет и старше достигла 7,8%, то к началу третьего тысячелетия она выросла уже до 12,6 %, и впервые по России численность людей пенсионного возраста превысила численность детей и подростков . Старение населения порождает в России новые проблемы дальнейшего развития системы материального обеспечения, медицинского, социального и бытового обслуживания пожилых людей. Уровень жизни пенсионеров определяется их доходами, и в первую очередь - пенсией. Разница между уровнями доходов пенсионера и уровнем удовлетворения его потребностей (например, сохранение здоровья, питание, отдых, социально-культурный туризм и рекреация, потребление товаров и услуг) значительна. Качество жизни пенсионера сегодня, определяется рамками его материальных лишений, недостатком потребления услуг и товаров, низким уровнем удовлетворения потребностей в питании, медицинском обслуживании и нарушении гарантий справедливости и равенства его политических прав, как полноправного члена общества. В сложившихся условиях, необходима целенаправленная социально-экономическая политика в стране с учетом социально-этических норм жизни в целях сохранения позитивного психологического климата у пожилых людей в обществе, чтобы "купировать так называемый стариковский синдром ненужности, получивший в последнее время распространение в России" . Целенаправленная политика в отношении социального развития пожилых людей должна иметь определенные количественные и качественные ориентиры, выражаемые в первую очередь, в улучшении качества жизни и здоровья пожилых людей.
Прежде всего, увеличение доли пожилых людей в демографическом потенциале страны повлияло на рост таких заболеваний, как сердечно-сосудистые, онкологические, болезни обмена веществ (в первую очередь, сахарный диабет), которые требуют новых высокотехнологичных методов терапии. По данным департамента здравоохранения г. Москвы, высокотехнологичная медицинская помощь удовлетворена сегодня в России только на 10 - 20 % . Поэтому, особое внимание хочется обратить на возникшую при переходе к рынку и усугубляющуюся в последнее время проблему сокращения доступа пожилых людей к здравоохранению. Причин не мало, но остановимся на некоторых, как минимум двух самых, на наш взгляд важных в формирования качества здоровья пожилого человека. Во-первых, объективные проблемы функционирования отрасли здравоохранения: снижение качества медицинского обслуживания, развал инфраструктуры (например, санаторно-курортного звена системы здравоохранения), увеличение доли платных медицинских услуг, дифференциация клиник по социальному статусу пациентов, формальное оказание гериатрической помощи в большинстве лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) страны и т.д. В пожилом возрасте процессы восстановления протекают медленнее, они менее совершенны, что и обусловливает их затяжной период реабилитации и меньшую эффективность терапии. Среди основных медицинских мероприятий, необходимых для лиц старше 65 лет выделим: диагностическое обследование (все виды); терапия (наиболее эффективный метод лечения пожилых людей - внутривенные инъекции лекарственных средств); санаторно-курортное лечение (все методы курортной терапии, в том числе сочетанные физиотерапевтические, ЛФК, терренкур, массаж); психо-социальная работа. Открытие гериатрических кабинетов в ЛПУ в последние годы не принесли успеха по оптимизации медико-социального обслуживания пожилых людей и тем более, какого-либо экономического эффекта. Связано это с тем, что материально-техническая база (в т.ч. диагностическая) практически не изменилась (особенно в регионах), и обслуживание осуществляется в тех же ЛПУ. В настоящее время гериатрическая помощь сводится к консультированию и введению в штатное расписание ЛПУ - врача- специалиста - геронтолога. Такая организация медицинской помощи, не может улучшить ситуацию с качественным медицинским обслуживанием пожилых людей, т.к. доля пожилых людей в структуре приема в поликлинике составляет 65-70% и значительно повышает среднедневную загрузку ЛПУ. Развал санаторно-курортной системы также уменьшил возможности пожилого человека в доступной курортной реабилитации (по оценкам всемирной ассоциации геронтологов курортная реабилитация должна составлять не менее 50% по каждому случаю заболевания). С 2003 года в связи с введением единого социального налога льготные или бесплатные путевки из Фонда социального страхования могут получать только федеральные льготники и некоторые работники бюджетной сферы, чинов¬ники высоких рангов, депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации, некоторая часть детей. Бюджетные средства на путевки для санаторно-курортного лечения своих работников и членов их семей, а также для оздоровления детей получают 12 федеральных ведомств (самые крупные получатели: Министерство обороны РФ - 2630875 тыс. рублей, Управление делами Президента РФ - 1007920 тыс. рублей, Министерство внутренних дел РФ - 957557 тыс. рублей) . После 15 лет "поисков" четко означены государством национальные проекты (таблица 1.). Они, однако, разочаровывают ожидания в качественном (системном) выражении. В этой связи приведем расходы бюджетов Фонда социального страхования на санаторно-ку¬рортное лечение и оздоровление взрослых категорий граждан в таблице 2. Данные бюджетных расходов на санаторно-курортное лечение россиян, показывают значительное уменьшение "санкура" (на 49,8 %) в рамках "национального проекта", в то время как доходы федерального бюджета выросли за этот период на 51 %. Федеральные льготники (а пожилых в их структуре более 60 %) да и остальное пожилое население страны теперь может рассчитывать только на частичное возмещение затрат по санаторно-курортному лечению или на реализацию этих услуг через добровольное медицинское страхование .
Таблица 1.
Проект бюджета финансирования национальных проектов (млрд. руб.)
Название нац. проекта 2006 г. 2007 г.
Образование
Здравоохранение
АПК
Доступное и комфортное жилье*
29,3
62,6
21,9

19,9 48,9
107,7
23,4

26,3
Итого 133,7 206,3
*без учета гарантий









Таблица 2.
Сравнительная оценка показателей бюджетов Фонда социального страхования по санаторно-курортному лечению взрослых граждан (2005-2007 г.г.)

Показатели бюджетов (Статья 5) 2005 г.
тыс. руб. 2006 г.
тыс. руб. 2007 г.
тыс. руб. %
(2007 г./2005 г.)
Реализация мер социальной поддержки отдельных категорий граждан по санаторно-курортному лечению, включая проезд к месту лечения и обратно (федеральные льготники) 14 223 448,9 9 321 581,0 7 075 019,8 - 49,8

Поэтому, "Слабое здоровье" пожилого человека требует все больших расходов на медицинские услуги. Что является источником второй причины. Повышению уровня пенсионного обеспечения способствовала нача¬тая в 2002 году пенсионная реформа. Средний размер пенсии за 2000-2006 годы вырос на 1875,00 руб. и на 01.04.2006 составил 2691,61 руб. Одним из ключевых направлений пенсионной реформы является перевод социальных обязательств Российской Федерации из натураль¬ной в денежную форму - так называемая "монетизация", которая явля¬ется достаточно прогрессивной. С 01.01.2005 вступил в силу Федеральный закон от 22.08.2004 No122-ФЗ, согласно которому за период с 01.01.2005 по 31.05.2006 количество лиц, включенных в федеральный регистр, составило 46 632 человек. Резкое увеличение численности федеральных льготников, в первую очередь, было связано с ростом числа инвалидов, в основном за счет пожилых людей, обращающихся за установлением инвалидности. Ранее наличие инвалидности не влияло существенным образом на объемы получаемой этими людьми от государства социальной помощи. Теперь же в ежемесячной денежной выплате пожилые люди увидели солидную прибавку к пенсии. Однако массовый отказ инвалидов от набора социальных услуг в 2006 году указывает во-первых, на тот факт, что реальная картина качества жизни пенсионеров не совпадает с "официальной". А, во-вторых, граждане, нуждающиеся в медицинской помощи, отказы¬ваются от набора социальных услуг, т.к. эти услуги не удовлетворяют критериям качества предоставления этих услуг (ведь ни один здравомыслящий человек, нуждающийся в медицинской помощи и жизненно необходимых медикаментах, не примет такого решения, т. к. суммы для самостоятельного приобретения и оплаты данных услуг у подавляющего числа вышеуказанных граждан отсутствуют). Так, по имеющимся данным , 40% льготников жалуются на то, что они даже во время болезни не имели "доступа к нормальному медицинскому обслуживанию". Процесс "монетизации льгот" представляет собой двоякий про¬цесс. С одной стороны, это явно позитивное явление с точки зрения взаимоотношений государства с пенсионерами. С другой стороны, массовый отказ от "соцпакета" со стороны льготников говорит об отсутствии реальной практики в реализации даже минимальных социальных стандартов для пожилых людей.
Под понятием "качество жизни" в последнее время наиболее часто понимается "комплексная характеристика объективных и субъективных условий жизни населения, определяющих физическое, ментальное, социально-культурное развитие человека, группы или сообщества людей" . В истории разработок изме¬рений КЖ сложилось два подхода. Один из них представляет собой измерение объективных условий жизни, а другой - измерение субъектив¬ных оценок жизни . В соответствии с этими подходами сформировались и две концептуальные модели КЖ: объективистская и психологическая . В первой модели КЖ определено как комбинация различных стати¬стических показателей (жилищные условия, уровень занятости, потребление продуктов питания, развития сферы услуг, образования, социального обеспечения). Вторая мо¬дель определяет КЖ как отражение субъективных ощущений людей, формирующееся в зависимости от уровня интеллекта, образования, жизненного опыта (удовлетворенность работой, жизненными условиями, социальным статусом, финансовым положением семьи, семейными отношениями и т. д. В этой связи, интересны данные специальных ис¬следований, проводимых ВОЗ в рамках Европейского регионального проекта "Здоровые города". В исследованиях ис¬пользовали соче¬тания этих двух оценочных подхо¬дов, с применением по каждому из них двух критериев (хорошо, плохо), в результате чего было сформировано четыре условных уровня КЖ. По этим оценкам группа западноевропейского городского населе¬ния (сочетание критериев хорошо-хорошо), имеющего высокий уро¬вень КЖ, составляет большую часть населения городов. Группа, условно названная "депривация" (сочетание критериев плохо-плохо), как прави¬ло, требует мер социальной защиты со стороны государственной власти и помощи общественных организа¬ций. "Диссонансная" группа насе¬ления, в которой объективные жизненные условия хорошие, а их субъ¬ективная оценка плохая, как прави¬ло, является источником протеста и социальных изменений. "Адаптив¬ная" группа населения, в которой объективные жизненные условия плохие, а их субъективная оценка хорошая, обычно представляет со¬бой людей, бессильно отступивших перед социальными факторами. Таким образом, результаты свидетельствуют, что между субъективными и объективными факторами КЖ определятся слабая связь . То есть, в данном контексте особую роль играют не столько экономические показатели состояния социальной инфраструктуры (а именно эти данные мы часто видим в официальных отчетах), сколько социальная значимость параметра условий жизнедеятельности в оценке качества жизни населения. Поэтому, разрабатывая концепцию качества жизни для пожилых людей в современном российском обществе необходимо рассматривать все аспекты взаимодействия человека и окружающей среды, а выбранные объективные социальные индикаторы должны быть сравнимы с их социальной значимостью. Главной стратегической задачей в концепции улучшения качества жизни пожилых людей должно стать сохранение, поддержание, восстановление функционирования пожилых и старых людей; стремление к достижению их независимости и эмоционального благополучия. С целью типологических построений среди стран Евросоюза используется около 100 и более социальных макропоказате¬лей. Одна из известных сегодня, концептуальных моделей качества жизни определяет его как сумму составляющих качества природной среды, качества социальной среды и субъективной оценки условий суще¬ствования (КЖ = КПС+ КСС+СОУС). Используя эту уп¬рощенную модель и принимая во внимание резкие негативные изме¬нения в Российском обществе большинства социальных показателей (в демографии, окру¬жающей среде, здравоохранении, образовании, эко¬номике и т.д.), а также оценки общественного мнения, очевидным становится, что Россия рассматривается как страна с низким КЖ. Поэтому, очевидно, что современные условия функцио¬нирования российской экономики должны определять место и роль социальных нормативов (стандар¬тов) в процессе управления социаль¬но-экономическим развитием. Большин¬ство современных проблем социального нормирования и социальной стандартизации связаны с отсутствием ба¬зовой системы нормирования качества жизни, поскольку только они отражают степень удовлетворения потребностей индивидуумов социума, являются инструментом воздействия общества на сферу по¬требления, выступают индикаторами степени социального благополучия (неблагополучия). Сегодня об¬щая парадигма социального разви¬тия в условиях рыночной экономики в России не может противостоять технократическому мифу "грамотной экономической политики". Поэтому сокращается и сфера нормативного регулирования, а внутри данной сферы ограничиваются раз¬меры социальных гарантий населению. Система социальных нор¬мативов должна охватывать всю сферу жизнедеятельности человека, описывая объективную картину процессов, протекающих в произ¬водстве, распределении и потреблении материальных благ и услуг, процессов, так или иначе отражающих ключевые характеристики каче¬ства жизни населения. По сути дела, указан¬ные стандарты направлены на реше¬ние лишь одной, хотя и важной за¬дачи - предоставление государст¬венных гарантий на реализацию гражданами основных конституционных прав, удовлетворение пер¬вейших потребностей человека. Отметим, что, во-первых, речь идет лишь о самых на¬сущных потребностях пожилых людей (медицинском обслуживании, санаторно-курортном лечении, социальном обеспечении и т.п.) . Рассматривая нормативы и стандарты в системе управления социальным развитием пожилых людей, попытаемся определить их сущность и содержа¬ние.
Под социальным нормативом, как вытекает из функционального назначения этой категории и сло¬жившейся в отечественной литера¬туре традиции употребления терми¬на, следует понимать такое регламентированное значение социально¬го показателя, которое выражает общественно приемлемый уровень требований, предъявляемый к усло¬виям и процессам жизнедеятельности человека и социальных общно¬стей. Социальные нормативы со¬держат в себе конкретизированные до эталонного значения цели, отра¬жающие согласованные социальные ожидания субъектов в отношении тех или иных показателей и возмож¬ности общества по их реализации. Другими словами, социальный нор¬матив - это продукт социального согласия, компромисс, с одной стороны, между потребно¬стями и возможностями общества, а с другой - между различными соци¬альными группами.
Социальные стандарты - это социальные нормативы, получившие свое закрепление в данный период времени посредством решения уполномоченного субъекта управле¬ния (органов законодательной и исполнительной власти). Наиболее "сильные" социальные стандарты - это те, которые утверждены феде¬ральными законами.
Объективная сложность расчета и обеспечения стандартов качества жизни на современном этапе в России обусловили сужение целей социального нормирования до выра¬ботки минимальных соци¬альных стандартов, то есть пре¬дельных значений тех материальных благ, которые должны быть гаранти¬рованы государством. Иными сло¬вами, задача социального нормиро¬вания сегодня сведена к обеспечению функционирования механизма "хоть какой-либо" социальной защиты, а не целеполагания в системе управ¬ления социальной сферой. В данном контексте, требуют пояснения два принципиальных момента, имеющих непосредственное отношение к вы¬работке общей стратегии социально¬го управления. Первый из них каса¬ется соотношения минимальных со¬циальных стандартов и стандартов качества жизни, второй - системы взаимоотношений в рамках управ¬ленческой вертикали. Обострившиеся в последнее время социальные проблемы настоятельно требуют совершенствования системы социальной защиты в целом и усиления поддержки особо ослаб¬ленных в социальном плане катего¬рий населения, в частности.. Роль минимальных социальных стандартов в решении этих проблем невозможно переоценить, они действительно должны буквально "опутывать" человека, гарантируя каждому удовлетворение первейших социальных потребностей. Предназначение стандартов качества жизни иное. Они должны определять тот уровень состояния природной и социальной среды, который позволяет обеспечивать все¬стороннее развитие личности и про¬гресс общества в целом. Целевой установкой как государ¬ственной, так и местной социальной политики должно быть повышение качества жизни, совершенствование всего спектра условий жизнедеятельности населения. Поэтому стандарт качества жизни (в отличие от минимального социаль¬ного стандарта) должен играть роль не элемента социальной зашиты, а механизма целеполагания в системе социального управления, должен фиксировать не "минимальный", а "нормальный", "стандартный" уро¬вень условий жизнедеятельности людей. Стандарты качества жизни, несо¬мненно, должны внедряться в систему разработки и осуществления социальной политики как на федеральном, так и региональном уровнях; стать стержнем любого социального блока про¬грамм экономического развития территориальных образований, исход¬ной точкой отсчета при определении приоритетов социальной политики. Сущ¬ность процедуры формирования но¬менклатуры стандартов качества жизни заключается в отборе ограниченной совокупности индикаторов, прямо корреспондирующихся с сис¬темой показателей качества жизни в соответствии с приоритетными це¬лями социального развития особой социально-демографической группы: пожилых и старых людей. При этом принципиальным яв¬ляется избранный методологический подход к построению итогового пе¬речня, при котором исходной кате¬горией является категория максимально возможного сохранения по¬казателей, отражающих различные стороны качества жизни, а не отбора минимально необходимого их количества. Рассматривая, характер взаимоот¬ношений между субъектами управ¬ления разного уровня, соответст¬вующих новой парадигме нормативного регулирования качества жизни и процессов социального развития в целом, на наш взгляд, можно было бы предположить следующий под¬ход. Введение минимальных государственных социальных стандартов вовсе не означает, что только (и прежде всего) федеральная власть должна нести ответственность за их исполнение, в то время как уровни регионального и муниципального управления выступают в роли пас¬сивного наблюдателя и потребителя средств федерального бюджета. Бы¬ло бы целесообразнее строить эти взаимоотношения по принципу "пирамиды", на вершине которой - уровень федерального управления, а в основании - местного (муници¬пального) управления. При этом, как полномочия по расширению номенклатуры социальных гарантий, их количественного выражения, так и объем соответствующих обязательств увеличиваются от вершины к основанию. Это принципиальный момент, от¬ражающий естественную диалектику отношений и взаимосвязи территориальной самостоятельности, экономической и социальной эффек¬тивности развития территорий в рамках складывающейся управлен¬ческой вертикали. Таким же образом следует формировать и номенклату¬ру стандартов качества жизни. На федеральном уровне должны быть определены основные приори¬теты социального развития и коли¬чественная оценка величины интегральных показателей качества жиз¬ни, отражающих условия всестороннего развития личности, путем реа¬лизации прав и свобод, закреплен¬ных в конституции Российской Федерации. На региональном уровне стандар¬ты качества жизни должны быть развернуты в агрегированные блоки по основным сферам жизнедеятель¬ности пожилого и старого населения. Территориальный (муниципаль¬ный) уровень должен разукрупнять агрегированные блоки до уровня дифференциальных показателей. При этом вся система стандартов качества жизни приобретает вид многоуровневой пирамиды, стерж¬нем которой являются федеральные стандарты, являющиеся базовыми и не подлежащими изменению на всех последующих уровнях. Поэтому в современном российском обществе, в рамках реализации национальных проектов, выстраивание сис¬темы реализации стандартов качества жизни для всех социально-демографических групп (в т.ч. пожилых и стариков) в общую стратегию управ¬ления социальными процессами является насущной необходимостью, тем более что "бюджет-2007" назван "бюджетом человеческого потенциала".
Литература
1. Бедность и проблемы осуществления национального проекта в области здравоохранения / С.А.Сурков, Ю.П. Бойко, А.А. Хрупалов, Д.Н. Логинов // Проблемы управления экономикой в трансформируемом обществе: сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции.- Пенза, 2006. - С.-94-95.
2. Гуманистическая экономика/ Н.П. Федоренко. - М.: ЗАО "Издательство"Экономика", 2006. - 188 с.
3. Женщина, мужчина, семья в России: последняя треть ХХ века. Проект Таганрог / Под ред. Н.М. Римашевской. - М.: ИСЭПН РАН, 2001.- 320 с.
4. Здоровые города: роль межсекторального сотрудничества в сохранении и укреплении здоровья населения: сборник материалов ВОЗ "Здоровые города". - Ставрополь: Сервисшкола, 2006. - 320 с.
5. Кагаловская Э.Т. Добровольное медицинское страхование: формирование фондов для оплаты лечения. - М.: "Анкил", 2005.- 48 с.
6. Кибирев Б.Г. Бюджет и курорты // Курортные ведомости. - 2006.-No1(34). - С. 2-4.
7. Лавриненко В.Н., Путилова Л.М. Исследование социально-экономических и политических процессов: Учеб. Пособие. - Вузовский учебник, 2007.-184 с.
8. Наумова Н.Ф. Регулирование социальной дифференциации: критерии, циклы, модели / Общество и экономика. - 1993. - No3. - С. 10-12.
9. Обязательное медицинское страхование. Сборник официальных документов. - М.: ООО "Статус-Кво 97", 2005. - 244 с.
10. Подходы политики здравоохранения к измерению человеческой жизни и определению ее ценности: концептуальные и этические проблемы // Вопросы экономики и управления для руководителей здравоохранения. - 2006. - No6(57). - С.18-24.
11. Попова М.Б. Социальная дифференциация и бедность населения. - Петрозаводск: Изд-во Петрозаводского госуниверситета, 1998. - 129 с.
12. Проблемы реализации национальных проектов по решению социальных проблем общества в области здравоохранения / С.А.Сурков, Ю.П. Бойко, А.А. Хрупалов и др. // Проблемы управления экономикой в трансформируемом обществе: сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции. - Пенза, 2006. - С-95-96.
13. Семья и народное благосостояние /Под ред. Н.М. Римашевской. - М.: Мысль,1985. - 237 с.

Никитина О.А.
к. б.н., доцент, заместитель директора по научно-методической работе
Филиала Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета в г. Чебоксары

2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован