О роли А.А. Кокошина в формулировании и реализации ядерной политики России и ряда других направлений обеспечения оборонной мощи России

См.: Ознобищев С.К., Потапов В.Я., Скоков В.В. Как готовился "асимметричный ответ" на СОИ Р. Рейгана. Велихов, Кокошин и другие.

М.: ЛЕНАНД, 2008. с. 42-49.

 

"Безудержная инфляция, регулярные прогрессирующие сокращения ассигнований на нужды обороны, вклю­чая НИОКР, диктат Международного валютного фон­да (МВФ), предоставлявшего Российской Федерации «стабилизирующие кредиты» под очень жесткие усло­вия, которые самым негативным образом сказывались и на обеспечении обороноспособности страны, — все это пришлось с лихвой испытать на себе в те годы и во­енному ведомству, и оборонно-промышленному ком­плексу. Приходится иногда просто удивляться, как в то время были достигнуты столь известные теперь крупные результаты в развитии отечественных вооружений и военной техники. Тем, кто этим занимался, давалось это все невероятным напряжением сил, стоившим ча­сто потери здоровья, а иногда и жизни работников.

Так, безвременно ушли из жизни такие соратники Кокошина, как генерал-полковник Вячеслав Петрович Миро­нов (занимавший при нем пост начальника вооружения Вооруженных сил РФ, а ранее — заместителя министра обороны СССР по вооружениям), заместитель главко­ма ВМФ по вооружениям адмирал Валерий Васильевич Гришанов. Они скончались буквально на боевом посту.

Кокошин и его подчиненные (среди них прежде всего стоит отметить генерала В.И. Болысова в главкомате Ракетных войск стратегического назначения, того же генерал-полковника В.П. Миронова,  помощника первого заместителя министра обороны В.В. Ярмака, со­трудника Комитета по военно-технической политике Минобороны РФ подполковника К.В. Масюка и др.) буквально «вытащили» уже «лежавшую на боку» новую межконтинентальную баллистическую ракету «Тополь-М» («Универсал»), разрабатывавшуюся в НИИ теплотехники, который в то время возглавлял генеральный конструктор  Б.Н. Лагутин,   сменивший легендарного А.Д. Надирадзе. Кокошин не раз отмечал и большую роль в определении судьбы этой МБР начальника генерального штаба ВС РФ генерала В.П. Дубынина, ко­торый поддержал Кокошина. По этой и целому ряду других программ вооружений в критический момент в 1992 г. Получил он в тот момент и полную поддержку от еще одного авторитетнейшего военачальника — за­местителя министра обороны РФ генерал-полковника Валерия Ивановича Миронова, высокообразованного военного профессионала. Курирование этой програм­мы Кокошиным осуществлялось в тесном взаимодей­ствии со сменившим Дубынина на посту начальника Генштаба генералом армии М.П. Колесниковым.

Ныне отмечаются уникальные свойства во все боль­ших количествах поступающей в войска МБР «Тополь-М» именно с точки зрения возможностей преодоления ПРО другой стороны; причем в отношении перспектив­ных ПРО, которые только могут еще появиться в обо­зримой на 15-20 лет перспективе. Изначально этот комплекс задумывался как МБР и в шахтном (стацио­нарном) варианте, и в мобильном варианте, как в моно­блочном варианте, так и с РГЧ ИН. (18 декабря 2007 г. первый вице-премьер правительства РФ С.Б. Иванов заявил, что ракетный комплекс «Тополь-М» с разделяю­щимися головными частями (как в стационарном, так и в мобильном варианте) появится на вооружении уже в ближайшее время. Однако способность этой ракеты иметь несколько боезарядов до поры до времени, мягко говоря, не афишировалась.)

Большую роль в развитии этого направления, так же как и в ряде других направлений оборонной науки и техни­ки, сыграл созданный Кокошиным в Минобороны России Комитет по военно-технической политике (КВТП).

Это — сравнительно небольшое подразделение военно­го ведомства, состоящее преимущественно из молодых высокообразованных офицеров и гражданских ученых и инженеров из оборонно-промышленного комплекса, из академических институтов. Значительный упор в де­ятельности КВТП был сделан Кокошиным на развитие всего комплекса информационных средств, обеспечи­вающих управление на всех уровнях — от тактического до стратегического и политико-военного, эффектив­ность вооружений и военной техники, средств развед­ки, целеуказания, контроля над исполнением приказов, директив, решений и пр.

В рамках КВТП в том числе родилась программа «Интеграция-СВТ» по развитию комплекса средств вычисли­тельной техники для нужд Вооруженных сил и техники двойного назначения. По этой программе был создан, в частности, высокопроизводительный микропроцес­сор «Эльбрус-ЗМ», госиспытания которого успешно за­вершились в 2007 г. Большую роль в ее реализации сыг­рал генерал-лейтенант В.П. Володин, выходец из кокошинского КВТП, возглавлявший в последние годы Научно-технический комитет Генштаба ВС РФ (создан­ный в Генштабе В.П. Володиным после упразднения одним из министров обороны РФ Комитета по военно-технической политике).

Многое было сделано Кокошиным и его командой для сохранения и развития морской и авиационной состав­ляющих отечественных стратегических ядерных сил. Кокошин был категорически против превращения рос­сийской стратегической «триады» в «монаду» с оставле­нием в СЯС только одного наземного компонента, к че­му призывали некоторые наши военачальники и влия­тельные эксперты. Такая позиция Кокошина опиралась на глубокое понимание проблем обеспечения Россией стратегической стабильности.

Став в 1998 г. секретарем Совета безопасности РФ, Кокошин сумел закрепить этот курс на сохранение стратегической «триады», а следовательно, на обеспе­чение высокой степени боевой устойчивости наших СЯС. Были приняты соответствующие решения Совета безопасности РФ по ядерной политике нашей страны, которые позднее были конкретизированы в несколь­ких указах президента России. Это были стратегиче­ские решения, сохраняющие свою значимость и по сей день. При подготовке этих решений Кокошин опирался на большую экспертную работу созданной им специальной комиссии Совета безопасности РФ во главе с вице-президентом РАН академиком Н.П. Лаверовым, кото­рая провела огромную работу, рассмотрев разные вари­анты развития всего комплекса сил и средств ядерного сдерживания и соответствующих компонентов отече­ственной науки оборонно-промышленного комплекса.

Немаловажную роль в подготовке, а затем в обеспече­нии реализации этих решений сыграл генерал-полков­ник А.М. Московский, которого А.А. Кокошин привлек из Минобороны РФ для работы в Совете обороны, а затем в Совете безопасности РФ в качестве своего заместителя по вопросам военно-технической политики. А.М. Московский находился на посту заместителя секретаря Совета безопасности на протяжении целого ряда лет, поработав с такими секретарями Совета безопасности РФ, как Н.Н. Бордюжа, В.В. Путин, С.Б. Иванов. Затем А.М. Московский, когда С.Б. Иванов стал министром обороны РФ, был назначен начальником вооружения - заместителем министра обороны РФ, ему было присвоено воинское звание генерала армии.

Во всех этих должностях Московский проявил высокие профессиональные качества и упорство, настойчивость в реализации долгосрочной военно-технической поли­тики России, в том числе в ракетно-ядерной сфере.

Заложенные Кокошиным подходы к выработке реше­ний по ядерной политике России были реализованы в конце 1998 г., уже после оставления им поста сек­ретаря Совета безопасности РФ, в виде созданного распоряжением президента России Постоянного сове­щания по ядерному сдерживанию. Этот рабочий орган Совета безопасности РФ возглавил секретарь Совета безопасности РФ, а его решения, после их утвержде­ния президентом РФ, становились обязательными для исполнения всеми федеральными органами исполни­тельной власти. Рабочую группу по подготовке решений Постоянного совещания по ядерному сдерживанию воз­главил заместитель секретаря Совета безопасности РФ В.Ф. Потапов, а вся черновая работа в структуре аппарата Совета безопасности РФ легла на Управление во­енной безопасности, которым руководил генерал-пол­ковник В. И. Есин (он в 1994-1996 гг. был начальником Главного штаба РВСН — первым заместителем главко­ма РВСН).

Постоянное совещание по ядерному сдерживанию, опи­раясь на глубокие проработки научного и экспертно­го сообщества России, занимающегося проблематикой стратегических наступательных и оборонительных во­оружений, сумело в 1999-2001 гг. выработать основы ядерной политики России, которые стали фундаментом тех планов строительства ядерных сил России, которые ныне реализуются на практике.

Немало было сделано А.А. Кокошиным в 1990-е гг. и для развития технологий для отечественной системы про­тиворакетной обороны. В том, что эта система про­должает жить и развиваться, — в немалой степени его заслуга.

Знающие люди считают особенно важным, что при не­посредственном участии Кокошина удалось сохранить в стране (а кое-где даже и улучшить) кооперационные цепочки по разработке и производству стратегических ядерных вооружений (включая ядерный оружейный комплекс), высокоточного оружия в обычном снаря­жении, радиолокационных средств для нужд системы предупреждения о ракетном нападении и противора­кетной обороны, космических аппаратов различного назначения (в том числе для первого эшелона системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и др.

В 1994 г. Кокошиным была заложена программа разви­тия отечественной электроники специального и двой­ного назначения, которая по большинству направлений успешно реализовывалась и реализуется по сей день. Так, по этой программе был создан первый за послед­ние 12-15 лет за пределами США высокопроизводи­тельный микропроцессор «Эльбрус-ЗМ» оригинальной отечественной архитектуры (приоритетность и ори­гинальность этого достижения нашла свое признание в профессиональных отечественных и зарубежных из­даниях). Была разработана и рядная система элек­тронно-вычислительной техники военного и двойно­го назначении — программа «Багет», инициаторами и основными идеологами которой были Велихов и его ученики (и прежде всего академик РАН В.Б. Бетелин) из Отделения информатики Российской акаде­мии наук.

Сам Кокошин отмечает большую роль в глубоком по­знании им проблем отечественного оборонно-промыш­ленного комплекса первого заместителя министра обо­роной промышленности СССР Евгения Витковского, который близко познакомил его с заместителем мини­стра обороны СССР по вооружению генерал-полковни­ком Вячеславом Петровичем Мироновым, сменившим на этом посту генерала армии В.М. Шабанова. Ми­ронов, широко образованный специалист в области инженерии в целом, учившийся в МВТУ им. Баумана и в Военной инженерной артиллерийской академии им. Дзержинского (послуживший в РВСН), был одним из основных разработчиков отечественной системы среднесрочного и долгосрочного планирования науч­но-технического оснащения Вооруженных сил, форми­рования государственной программы вооружений; раз­работанные под руководством Миронова методы пла­нирования во многом действуют и по сей день.

Признание вышеупомянутых заслуг Кокошина нашло свое отражение в активной поддержке его кандида­туры со стороны ученых-оружейников при избрании Кокошина Общим собранием Российской академии на­ук в действительные члены РАН. Выступивший на этом собрании от имени всех академиков-оружейников в под­держку Кокошина академик РАН Юрий Алексеевич Трутнев отметил, что Кокошин является одной из клю­чевых фигур среди тех, кто спас в тяжелейшие 1990-е гг. важнейшие компоненты отечественного оборонно-про­мышленного комплекса. В аналогичном духе на этом Общем собрании выступил и экс-премьер России акаде­мик РАН Е.М. Примаков, указав на заслуги Кокошина именно как ученого, внесшего большой вклад в раз­витие российской науки. Тем самым он ответил на появившиеся в средствах массовой информации накануне академических выборов утверждения о том, что «гене­рал-полковник» Кокошин баллотируется в Академию по чину, а не по научным достижениям".

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован