06 апреля 2007
5836

Попова Л.А.: Значение национальных проектов для демографической стабилизации в Северном регионе (на примере республики Коми)

Прежде всего рассмотрим основные современные демографические проблемы, которые характерны для России в целом, но в северных регионах страны имеют особую остроту. Кризис воспроизводства населения, характеризующийся здесь более значительной глубиной проявления - более заметным снижением показателя ожидаемой продолжительности жизни населения и уровня рождаемости - дополняется существенными объемами миграционного оттока. Это определяет значительные темпы сокращения населения северных территорий.
Уменьшение численности населения Республики Коми началось в конце 1980-х годов - после практически семикратного за 70 лет увеличения. За последний межпереписной период постоянное население республики сократилось на 18,5%, составив на 9.10.2002 г. 1018,7 тыс. человек. В конце 2004 г. население республики перешагнуло миллионный рубеж в обратном направлении. На 1 января 2006 г. здесь насчитывается 985,0 тыс. человек, что составляет 0,7% населения страны. По численности населения среди регионов России Республика Коми переместилась с 48-го на 54-е место. Средняя плотность населения уменьшилась здесь с 3,0 до 2,4 человек на 1 кв. км.
Основную роль в сокращении населения играет миграция, характеризующаяся отрицательным для республики сальдо с 1987 г. Т.е. если в целом по России миграционный обмен с новым зарубежьем практически наполовину компенсирует потери в численности населения от естественной убыли, то в Республике Коми, как и в других северных регионах, миграция, наоборот, вносит вклад в сокращение населения. Причем вклад весьма и весьма весомый. За период между переписями 1989 и 2002 гг. миграционный отток определил 98,4% уменьшения численности населения республики: все сокращение городского населения и 80,8% убыли сельского.
При этом потоки миграции характеризуются неблагоприятной с точки зрения развития экономики республики возрастной структурой. Отток населения трудоспособного возраста из городов Крайнего Севера и Центральной части республики, характеризующихся развитием отраслей топливно-энергетического комплекса, имеющего большое значение не только для Республики Коми, но и для России в целом, направлен в основном за пределы республики. Лишь выезжающие с Северов пенсионеры в значительной степени оседают в столице республики. Кроме столицы, увеличение численности пенсионных контингентов населения происходит главным образом в муниципальных образованиях, отличающихся суровыми климатическими условиями и ориентированных в связи с этим прежде всего на трудоспособное население. Это свидетельствует как о низкой эффективности реализации Программ переселения северян в республике, так и о высокой степени сужения резервов ресурсов труда в северных городах республики. Негативное влияние на пополнение ресурсов труда в северных городах уже в ближайшие годы окажет и характерное для них существенное сокращение детских контингентов.
Максимальные объемы миграционного оттока отмечались в середине 1990-х годов. После 1995 г. наблюдается снижение его масштабов, соответственно, уменьшается и вклад миграции в общую убыль населения республики. В последние годы она определяет менее 2/3 сокращения населения Республики Коми - все более заметная роль принадлежит естественной убыли населения.
По России в целом число умерших впервые превысило число родившихся в 1992 г. В Республике Коми естественная убыль населения началась на год позже, поскольку более молодая возрастная структура населения обеспечивает относительно более благополучный уровень общих демографических коэффициентов. Следует заметить, что темпы старения населения в Республике Коми в последнее время заметно превышают среднероссийские, однако возрастная структура продолжает оставаться более молодой.
Максимальные уровни естественной убыли были отмечены в республике в 1994-1995 гг. и в начале 2000-х годов: 3,2-4,3 человека на 1000 человек населения. При этом величина общего коэффициента естественной убыли сельского населения в несколько раз превышает значение показателя в городской местности.
Определяющими для современной динамики естественного прироста (убыли) являются процессы смертности. Значительное сокращение объемов естественного прироста и нарастание естественной убыли наблюдается именно в периоды интенсивного роста показателей смертности: до 1994 г. и после 1999 г.
Как и по России в целом, увеличение уровня смертности населения и сокращение показателя ожидаемой продолжительности жизни в Республике Коми наблюдается на протяжении уже четырех десятилетий. Начиная с середины 1960-х годов, было лишь два коротких периода заметного сокращения уровня смертности: в 1985-1986 гг. и в 1995-1998 гг.
Первый в основном был связан с проведением в стране антиалкогольной кампании, о чем свидетельствуют вклад основных причин смерти в общее снижение уровня и изменения в половозрастной структуре умерших.
Второй период снижения: 1995-1998 гг., по всей видимости, в основном явился следствием сверхсмертности в первые годы социально-экономического кризиса, когда уровень смертности в стране не без оснований сравнивали с режимом вымирания населения. Отчасти это снижение явилось и результатом постепенной адаптации населения, пережившего "шоковую терапию" первых лет реформ, к новым условиям жизни. Не случайно очередной этап роста показателей последовал сразу вслед за витком гиперинфляции осени 1998 г., вновь приведшим к существенному ухудшению жизненного уровня населения.
Суровость природных условий, безусловно, является одним из факторов, оказывающих понижающее воздействие на величину продолжительности жизни населения. Поэтому в Республике Коми, как и в большинстве северных регионов, ситуация со смертностью традиционно менее благополучна, чем в среднем по России.
При этом дискомфортность климата является одновременно фактором как прямого действия на показатели здоровья населения и уровень продолжительности жизни, так и опосредованного, т.е. через социально-экономические условия. В ситуации экономического кризиса население северных территорий оказалось в наиболее уязвимом положении. Практически во всех регионах Севера периоды снижения величины продолжительности жизни сопровождались заметным увеличением разницы с общероссийским уровнем.
Если до начала 1990-х годов происходило постепенное сближение республиканского показателя ожидаемой продолжительности жизни населения со средним по стране уровнем (разница сократилась до 1 года), то современные периоды сокращения его величины сопровождались заметным увеличением разрыва: до 3 лет в 1994 г., до 3,6 лет - в 2003 г. В сельской местности республики разрыв с общероссийским уровнем оказался особенно значительным: 5,3 года для мужчин и 4,8 лет для женщин.
В 2004 г. повсеместно в стране наблюдалось некоторое улучшение ситуации со смертностью населения, однако уже в 2005 г. вновь наметилось повышение показателей. В условиях катастрофического снижения качества жизни населения, нарастающей утраты социальных гарантий в сфере здравоохранения, сокращения его сети и убогой материально-технической базы, в условиях дальнейшего обесценивания человеческой жизни и пренебрежительного отношения людей к собственному здоровью кардинального перелома в тенденциях смертности ожидать пока нет никаких оснований.
Единственный более или менее позитивный момент - это современная динамика коэффициента младенческой смертности. С 1996 г. в Республике Коми, как в целом по стране еще с 1994 г., наблюдается устойчивая тенденция снижения уровня смертности детей на первом году жизни.
При этом ситуация с младенческой смертностью в последние годы в Республике Коми является более благоприятной по сравнению с Россией в целом. Если до первой половины 1990-х годов за весь послевоенный период лишь в отдельные годы (1984 и 1986 гг.) республиканские показатели оказывались ниже среднероссийского уровня, то с 1996 г. они, как правило, ниже. Учитывая, что уровень младенческой смертности в настоящее время определяется главным образом патологиями, возникающими в перинатальном периоде, и врожденными аномалиями, очевидно, что относительно более благополучная ситуация обусловлена улучшением в Республике в 1990-е годы систем ранней диагностики патологий беременности и родовспоможения.
В то же время динамика показателей смертности является свидетельством деградации системы здравоохранения по всем остальным направлениям. Наиболее значительно в целом за 1990-2005 гг. возросла смертность населения республики от болезней органов пищеварения (в 4,1 раза), инфекционных и паразитарных заболеваний (в 3,6 раза), болезней органов дыхания (в 2,2 раза). Подобная реставрация традиционной патологии смертности, произошедшая в России практически повсеместно, является уникальным для цивилизованной страны феноменом. В последние годы среди специалистов он получил название "обратного эпидемиологического перехода".
Это явление обусловлено не только социально-экономическим кризисом, приведшим к беспрецедентному снижению уровня доходов населения, к ухудшению структуры его питания, сокращению возможностей полноценного отдыха, маргинализации части населения. Во многом ответственность за "обратный эпидемиологический переход" несет неадекватная государственная политика в области здравоохранения, проводившаяся в России на протяжении 1990-х - начала 2000-х годов, результатом которой явилось существенное ухудшение медицинской помощи населению и снижение ее доступности в связи с сокращением сети больничных учреждений и быстрой коммерциализацией сферы общественного здравоохранения.
Весьма ощутимый прирост за рассматриваемый период претерпели и показатели смертности населения от несчастных случаев, отравлений, травм, убийств, самоубийств. За 1990-2005 гг. смертность от неестественных причин возросла в Республике Коми в 2 с лишним раза, а по сравнению с 1986 г., в котором наблюдались минимальные значения, более чем в 3 раза. Снижение в ходе реформ уровня жизни подавляющей части населения, низвержение идеалов, утрата привычных жизненных ценностей, смысла в жизни, нарастание дезадаптации населения - в совокупности с отменой государственной монополии на алкогольную продукцию - привели к более чем пятикратному росту коэффициента смертности населения от алкогольных отравлений, двукратному - от убийств, полуторакратному - от самоубийств.
Основной причиной смертности современного населения являются болезни системы кровообращения - на них ежегодно приходится почти половина случаев смерти. Показатели смертности от этой группы причин увеличились в республике за 1990-2005 гг. в 2 раза. Именно рост смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в средних и пожилых возрастах наряду с увеличением смертности от неестественных причин в молодых и средних возрастах и обусловил основную долю прироста смертности населения в конце XX - начале XXI века.
Безусловно, современный кризис смертности во многом обусловлен нарастанием неблагоприятных тенденций, взявших начало еще в середине 1960-х годов, когда после завершения в стране первого этапа эпидемиологического перехода на повестку дня встали проблемы здоровья стареющего общества, усугубленные не перестроившейся в соответствии с новой патологией заболеваний системой здравоохранения, алкоголизацией населения, ухудшением экологической обстановки и пр. Однако современный социально-экономический кризис существенно углубил негативные процессы. С началом в России экономических реформ, приведших к значительному снижению жизненного уровня населения, масштабы роста показателей смертности оказались беспрецедентными для условий мирного времени.
Роковую роль в этом сыграли чрезмерный стресс и нарушение динамического стереотипа высшей нервной деятельности (слом привычек) значительной части населения страны, вызванные шоковой стратегией проведения реформ. Немаловажное значение принадлежит нарастанию алкоголизации населения в результате отмены государственной винной монополии и резкого расширения доступности алкогольной продукции в совокупности со столь же резким ухудшением его качества, а также широким употреблением алкогольных суррогатов по причине снижения жизненного уровня населения. Заметную роль в высоких показателях смертности сыграла маргинализация населения, которая в годы реформ зачастую приобретает крайние формы. И, наконец, немалую ответственность за рост преждевременной и предотвратимой смертности несет деградация системы медицинской помощи населению, связанная с неадекватной государственной политикой в области здравоохранения.
Уровень рождаемости также вносит свой вклад в естественную убыль и уменьшение численности населения Республики Коми. В то же время роль рождаемости в современных масштабах естественной убыли не столь важна и опасна, как роль процессов смертности: в ряде промышленно развитых стран мира, характеризующихся высокими показателями продолжительности жизни, при аналогичных уровнях рождаемости сохраняется устойчивый прирост населения. Гораздо более важное значение современная низкая численность родившихся имеет для перспектив демографического развития, когда родившиеся в 1990-х - начале 2000-х годов достигнут трудоспособных и репродуктивных возрастов.
В Республике Коми, как и в целом по России, уровень рождаемости начал интенсивно снижаться еще с начала 1950-х годов. К концу 1960-х годов в республике в основном был завершен переход к малодетному образу жизни, после которого более десятилетия наблюдалась стабилизация уровня рождаемости, сменившаяся в начале - середине 1980-х годов ростом показателей под действием мероприятий демографической политики, введенных Постановлением 1981 г. "О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей". Рост был не очень продолжительным: уже с 1987 г. в республике вновь началось снижение показателей рождаемости.
Оно оказалось весьма длительным - вплоть до 1999 г. - и очень значительным, поскольку определялось, по меньшей мере, тремя взаимоусиливающими факторами. Во-первых, это ухудшение возрастной структуры фертильных контингентов ("второе эхо войны"). Во-вторых, это досрочная реализация в начале-середине 1980-х годов репродуктивных планов населения. И, в-третьих, это последствия социально-экономических преобразований, обусловившие откладывание рождений в результате существенного снижения уровня жизни населения, а также пересмотр частью населения своих репродуктивных планов ввиду бурного развития внесемейных интересов и вытеснения ими ценности детей на последние места иерархии жизненных ценностей.
Как и в случае со смертностью, ситуация в процессах рождаемости в Республике Коми, прежде характеризовавшейся повышенными ее уровнями, в последнее время отличается большим неблагополучием, чем в среднем по России. Еще в 1980-е годы уровни суммарного коэффициента рождаемости населения республики были заметно выше среднероссийского. С 1988 г., за редким исключением (1998 г. и 2003-2004 гг.), итоговый показатель рождаемости в Республике Коми ниже, чем по стране в целом.
Еще одна неблагоприятная особенность рождаемости населения республики - чрезвычайно высокий уровень внебрачных рождений. По удельному весу родившихся вне зарегистрированного брака Республика Коми входит в первую десятку среди субъектов Российской Федерации. С одной стороны, в основе этого, как и в других северных территориях, также характеризующихся повышенными показателями внебрачной рождаемости, лежит количественная и качественная специфика состава населения, в формировании которого большую роль сыграла миграция. С другой - специфика брачно-семейного поведения коренного населения республики, выраженная в том, что для коми традиционно было характерно лояльное отношение к вопросу о допустимости добрачного сексуального опыта у женщин, к внебрачной рождаемости и к фактическим, не освященным церковью, бракам. Не случайно Республика Коми отличается более высоким уровнем внебрачной рождаемости, чем другие регионы Севера. При этом за последние двадцать лет республиканский уровень внебрачной рождаемости существенно оторвался от среднероссийского. Если в начале 1980-х годов он превышал показатель по России в целом на 18%, то в начале 2000-х годов - более чем на 40%.
Несомненно, что высокий - более 40% (42,3%, 2005 г.), а в сельской местности более 50% (53,5%, 2005 г.) - уровень внебрачной рождаемости является дополнительным фактором снижения рождаемости. Как в фактических, не зарегистрированных юридически, браках, так и у матерей-одиночек количество детей к концу репродуктивного периода в среднем меньше, чем в полной официально регламентированной семье. Кроме того, высокий удельный вес рождений вне брака является фактором снижения качества рождаемости, поскольку в неполной семье дети попадают в худшие в среднем условия социализации.
Это усугубляется гораздо более молодой возрастной структурой внебрачной рождаемости, которая как бы сдвинута в возрастные группы 15-19 и 20-24 лет, в то время как брачная рождаемость довольно существенна и в группе 25-29, и даже в группе 30-34 лет. Максимальный удельный вес внебрачных рождений характерен для самых молодых возрастных групп: 3/4 рождений у несовершеннолетних матерей и около 60% у женщин моложе 20 лет совершаются вне брака. С повышением возраста уровни внебрачной рождаемости снижаются, достигая минимальных значений в группе 30-34 года, после которой вновь наблюдается увеличение доли внебрачных рождений в общем числе рождений соответствующих возрастных групп - в отдельные годы достигая и даже перекрывая общий уровень внебрачной рождаемости. При этом ранняя внебрачная рождаемость более характерна для сельской местности, в то время как внебрачная рождаемость в зрелых возрастах, которую можно считать наиболее сознательной ее компонентой - явление, скорее, городское. Таким образом, Республика Коми отличается не только более значительными масштабами кризиса рождаемости, но и более глубоким проявлением кризиса традиционной модели семьи, особенно в сельской местности.
В 2000 г., как и по стране в целом, в Республике Коми началось увеличение показателей рождаемости. Однако оно могло бы начаться раньше - в 1998 г, когда произошло довольно заметное повышение показателей в возрастных группах старше 25 лет. Но существенное ухудшение условий жизни населения в результате августовского финансового кризиса приостановило процесс реализации отложенных рождений, который и вызвал рост показателей в указанном году - в 1999 г. во всех возрастных группах опять наблюдалось заметное их понижение.
По динамике повозрастных коэффициентов хорошо видно, что начавшееся в 2000 г. повышение уровня рождаемости также во многом было обусловлено реализацией рождений, отложенных в 1990-х годах. Достаточно заметный рост наблюдался не только в наиболее репродуктивных возрастах (20-29 лет), но и в возрастных группах 30-39 и даже 40-44 лет. Однако основной его причиной явилось наметившееся в 2000 г. улучшение возрастной структуры фертильных контингентов в результате достижения детородных возрастов многочисленными поколениями начала-середины 1980-х годов.
Но уже в 2004 г. рост уровня рождаемости оказался очень незначительным: общий коэффициент составил в Республике Коми 11,5 рождений на 1000 человек населения по сравнению с 11,3%о в 2003 г. В России в целом - 10,4%о по сравнению с 10,2 в 2003 г. По всей вероятности, очередной этап реализации отложенных рождений в 2003 г. практически завершился. Продолжающийся в 2004 г. рост показателей был обусловлен в основном структурным фактором.
В 2005 г. в стране уже появились первые признаки сокращения уровня рождаемости: величина общего коэффициента снизилась с 10,4 до 10,2%о. В Республике Коми произошло сокращение показателя с 11,5 в 2004 г. до 11,1%о в 2005 г.
А в самое ближайшее время, когда малочисленные поколения 1990-х годов рождения, по сути уже вступившие в репродуктивный возраст, достигнут возрастов максимальной репродуктивной активности, структурный фактор будет оказывать мощное понижающее воздействие. Тенденция роста уровня рождаемости вновь сменится на тенденцию снижения. При этом необходимо отметить, что такие "перегибы" в тенденциях рождаемости будут повторяться практически каждое десятилетие: сформировалась новая демографическая волна. Причем в повторение "истории" рождаемости 1980-1990-х годов периоды снижения окажутся более продолжительными, чем периоды роста, а масштабы роста будут не очень значительными.
В этих условиях выделение в Президентском Послании Федеральному Собранию демографической проблемы в качестве самой острой, ключевой проблемы современной России следует признать чрезвычайно своевременным. Особо при этом следует отметить провозглашенный вновь после длительного перерыва дифференцированный подход к стимулированию рождений разной очередности. В качестве приоритета выдвинут второй ребенок - именно тот, кто зачастую очень желанен в семье, но для рождения которого в настоящее время существует слишком много препятствий в семьях, сознательно планирующих свою жизнь. Даже если не все, намеченное Президентом, будет реализовано, Послание сыграет определенную роль чисто на психологическом уровне, как это было в свое время с Постановлением 1981 г., - поскольку это официально объявленный государственный курс.
Однако здесь есть и свои подводные камни. Специалистам, занимающимся проблемами рождаемости, прекрасно известно, что материальные меры стимулирования рождаемости чаще всего достигают результата в тех слоях населения, в которых стимулировать рождаемость вовсе не следует. В тех слоях населения, в которых уровень рождаемости, как правило, не имеет прямой связи с ухудшением жизненного уровня семьи, но имеет очень быструю реакцию на увеличение размеров разного рода пособий. Ссылаясь на текст того же Президентского Послания: в стране в настоящее время 200 тысяч детей живут в детских домах. Подсчитать более или менее точно количество беспризорников - задача практически невыполнимая. Исследователями называются цифры и в 2, и в 2,5, и в 4 миллиона беспризорных детей в стране. Практически все из этих детей - представители малочисленных поколений периода низкой рождаемости. Большинство имеют живых родителей. Не возрастут ли эти цифры с "искусственным" увеличением показателей рождаемости?
Кроме того, обязательно следует иметь в виду также и то, что материальные меры демографической политики не способны обеспечить стабильного, длительного повышения уровня рождаемости. Их эффект будет достаточно кратковременным. Иными словами, опять произойдет изменение календаря рождений: уплотнение их в первые годы действия стимулирующих мер, - что при своевременном вводе мероприятий и последующем их расширении, безусловно, будет способствовать сглаживанию амплитуды демографической волны, возникшей из-за значительных различий в уровне рождаемости в 1980-е и 1990-е годы.
В связи с гораздо более значительной продолжительностью убывающего отрезка демографической волны в качестве положительного момента следует отметить, что есть основания надеяться на пролонгированный характер влияния "первоначального материнского капитала" на уровень рождаемости. В 2010 г., когда население получит возможность начать использовать его по назначению, это вновь придаст некоторый импульс активизации процессов рождаемости. Причем он коснется в основном уже малочисленных поколений конца 1980-х - начала 1990-х годов рождения.
Но в то же время, если в дальнейшем не будет наращивания внимания государства к проблемам рождаемости, расширения и углубления мер демографической политики, современные мероприятия могут практически не оказать стимулирующего воздействия на уровень детности еще более малочисленных поколений середины-конца 1990-х годов рождения, в результате чего произойдет не сглаживание амплитуды демографической волны, а, наоборот, ее увеличение.
Несомненно, вводимые в настоящее время меры стимулирования рождаемости будут содействовать более существенной реализации репродуктивных установок населения, способствуя, таким образом, увеличению средней детности семьи. В условиях значительного сужения возможностей реализации репродуктивных ожиданий населения любое увеличение внимания в обществе к проблемам рождаемости, любые просемейные мероприятия демографической политики следует расценивать как положительный момент.
В связи с этим следует признать достаточно своевременным - с учетом ближайших перспектив рождаемости - и принятие национальных проектов "Образование" и "Доступное жилье", сама идея которых, безусловно, имеет большое значение с точки зрения реализации репродуктивных установок населения, сознательно регулирующего уровень детности семьи с учетом своих возможностей. Т.е. по сравнению с материальными мерами стимулирования рождаемости они могут сыграть большую роль и в плане улучшения качественной стороны рождаемости.
Стремительная коммерциализация системы образования является существенным фактором, сдерживающим выполнение существующих репродуктивных планов населения. В социологических исследованиях репродуктивных мнений мотив "неуверенность за будущее детей" занимает заметное место среди мотивов ограничения детности. Неясные перспективы возможности дать детям достойный уровень образования зачастую становятся причиной ограничения семьи лишь одним ребенком. В таких условиях уже появление возможности использования "материнского капитала" на образование детей сыграет определенную позитивную роль при принятии семьей решения о рождении второго ребенка. Однако только обеспечение равных стартовых возможностей детям из семей с разным достатком в получении образования сможет элиминировать негативное воздействие на уровень рождаемости такого мотива ограничения детности семьи, как "неуверенность за будущее детей". Поэтому следует обратить особое внимание на дальнейшее развитие проекта "Образование".
Сложность разрешения молодыми семьями вопроса обеспечения жильем является еще более мощным лимитирующим фактором. В последние годы в социологических исследованиях репродуктивных мнений "жилищные проблемы" энергично вытесняют "материальные трудности" среди мотивов ограничения детности семьи с первого на второе место. При этом следует учесть, что если раньше рождение детей в определенной степени являлось условием разрешения жилищных проблем: семья с рождением детей, по крайней мере, получала возможность постановки на учет нуждающихся в улучшении жилья, то в настоящее время рождение детей не только никак не способствует улучшению жилищных условий семьи, но, наоборот, заметно ухудшает их. Рождение очередного ребенка ставит сегодня семью перед выбором: потесниться (т.е. ухудшить жилищные условия) или взять еще один кредит (ухудшить материальные условия). Поэтому если не будет принято решения о погашении части ипотечного кредита по мере рождения очередных детей, проект "Доступное жилье", без сомнений, имеющий очень важное социальное значение, практически не окажет позитивного влияния на улучшение ситуации с рождаемостью.
Вопрос преодоления кризиса смертности, даже ее стабилизации, справедливо поставленный Президентом в ряду демографических проблем на первое место - сложен вдвойне. Безусловно, принятие национального проекта "Здравоохранение", направленного на укрепление системы первичной медицинской и санитарной помощи и профилактики, на повышение доступности высокотехнологичных медицинских услуг, сыграет определенную позитивную роль. Но его также можно расценивать лишь как первый, пока еще очень незначительный шаг в направлении повышения продолжительности жизни населения, уровень которого прежде всего зависит от состояния здоровья нации. А здоровье нации во многом определяется своевременным выявлением заболеваний и улучшением системы медицинской помощи населению, деградация которой, связанная с неадекватной государственной политикой в области здравоохранения, наблюдалась на всем протяжении 1990-х - начала 2000-х годов.
И, наконец, национальный проект "Развитие АПК". Все демографические проблемы наиболее глубоко проявились среди сельского населения страны. На всем протяжении воспроизводственного кризиса более существенное снижение уровней рождаемости и брачности, более значительный рост уровней смертности, разводимости и внебрачной рождаемости характерны для сельского населения. А в северных регионах, испытавших не только полный развал сельского хозяйства, но и глубокий кризис в лесозаготовительной отрасли, демографическую ситуацию в сельской местности можно охарактеризовать как демографическая кома. Лишь затруднение миграционного оттока молодежи в условиях значительного снижения уровня жизни сельского населения служит пока сдерживающим фактором быстрого сокращения численности сельского населения. В таких условиях несомненно, что без восстановления и развития сельского хозяйства и лесозаготовительного производства, строительства жилья для молодых специалистов на селе, развития системы кредитования потребительской кооперации, личных подсобных хозяйств и крупных сельхозпроизводств, закупки для села новых технологий и качественной сельхозтехники, на которые направлен национальный проект "Развитие АПК", экономическое возрождение деревни и выход сельского населения из демографической кризиса невозможны.
Таким образом, все приоритетные национальные проекты находятся в русле решения демографических проблем. Однако даже с учетом не только реализации всех мер, предусматриваемых этими проектами, в полном объеме и использования по назначению выделяемых в их рамках средств, но и дальнейшего их развития и увеличения объемов финансирования их мероприятий, национальные проекты можно рассматривать лишь как необходимое, но вовсе не достаточное условие демографической стабилизации. Национальные проекты помогут сгладить остроту демографических проблем, но для устойчивого улучшения ситуации в демографической сфере необходимы, прежде всего, стабилизация социально-экономического развития и последовательное повышение уровня и качества жизни населения.

Попова Л.А.
д.э.н., доцент, в.н.с. ИСЭиЭПС Коми НЦ
УрО РАН

2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован