Эксклюзив
Тимофеев Сергей Александрович
15 февраля 2016
2780

Последняя партия президента

Интересно посмотреть на себя и на страну через много лет.

Эта статья была опубликована мною в газете "Невское время" (а ее уже и нет!) в январе 2000 года и была посвящена выбору президентом Ельциным своего преемника.

Последняя партия президента. 

 

Если в этом мире существует такое понятие, как "личный политический подвиг", то именно его совершил под Новый год первый президент России. Историки еще отметят, что нигде и никогда добровольная, досрочная отставка руководителя государства так единодушно, и в стране, и в мире, не признавалась его оглушительной политической победой.

Можно до хрипоты спорить о том, что же спасал Б. Н. Ельцин таким способом: себя - от неотвратимого возмездия либо Россию - от смуты и раздора. Уверен, что сторонники этих полярных точек зрения найдут своих многочисленных сторонников. Но чем в этом споре будут обоснованы позиции сторон, кроме как эмоциями, скрывающими противоположные политические и экономические интересы отдельных групп нашего общества?

Подняться над эмоциями, я думаю, можно, если удастся объективно проанализировать сыгранную президентом его последнюю политическую партию.

Начало ее относится ко времени, предшествующему запуску импичмента в Госдуме.

Попытка отрешения президента оказалась неудачной. Но она же показала, что Ельцин может потерять самое главное свое жизненное достояние - демократическую Россию. Вялотекущий процесс реставрации тоталитарной системы, которую он считал сломанной именно им, подошел к той черте, когда это стало действительно возможным.

Произошедшая еще до подготовки импичмента "измена" Лужкова, резкое возрастание противостояния в Совете Федерации ставили перед находящимся далеко не в лучшей физической форме президентом все более сложные задачи.

К этому можно добавить содержание и, особенно, стиль статей некоторых журналистов и аналитиков о президенте, после прочтения которых невольно вспоминается Сергей Довлатов: "Тигры, например, уважают львов, слонов и гиппопотамов. Мандавошки - никого!"

После провала импичмента, едва ли не основной заботой политологов была оценка возможного поведения Ельцина, "наркомана власти" (по определению Бурбулиса), в период после выборов нового главы государства.

"Отдаст ли Ельцин власть добровольно?" - чуть ли не еженедельно вопрошал Киселев в "Итогах". Это искренне, надо полагать, заботило не только популярного аналитика, но и многих, а особенно тех, кто на эту власть реально претендует.

Убежден, что в последний год президентства Ельцин, в качестве главной рассматривал прямо противоположную проблему. Его, как видно, крайне заботило, дадут ли ему те, кто проиграет выборы 2000 года, передать власть победителю президентской гонки. Президент, не знавший поражений в новейшей истории России, был и остается уверен в победе выбранного им преемника.

Ожесточенность, с которой ведется политическая борьба в последнее время, непосредственно связана с неоднократно озвученной в речах заметных политиков перспективой масштабного передела собственности. Но и без этих обещаний любому собственнику становится зябко от одной мысли о том, что судьба "его, родного, кровью и потом нажитого", находится в прямой зависимости от результатов президентских выборов. А то, что в нашей стране, передел собственности традиционно сопровождается террором, никому особенно доказывать не надо.

В этом основная причина, обуславливающая возможность силового сопротивления любой из сторон сегодняшнего противостояния, в случае ее провала на выборах 2000 года.

А повод "дежурит" постоянно. Называется он "фальсификация итогов выборов и нарушения, допущенные при их проведении". 

Передача высшей власти - это стресс для страны, не имеющей абсолютно никакого опыта этого непростого процесса. Замечу, что победа Ельцина на выборах 1996 года во многом была предопределена интуитивным страхом обывателя перед возможными потрясениями, неизбежно сопровождающими переход власти из одних рук в другие.

Что произойдет со страной в том случае, если противостояние победителей и побежденных охватит хотя бы часть ее регионов? Кто явится тем человеком или коллективным органом, который сможет остановить процесс сползания общества к войне гражданской, - кто сегодня сохранил столь высокий уровень авторитета и реального влияния в нашей России?

Президент Борис Ельцин прекрасно понимал, что он непригоден для этой роли. К закату своего президентства он не обладал ни достаточным авторитетом, ни реальными возможностями предотвратить обострение противостояния структур враждующих за верховную власть, а в конечном счете - за собственность.

Но и ни одна из частей национальной элиты, ни одна из ветвей власти сегодня не могут претендовать на роль независимого и действенного арбитра. Одни дискредитированы, иные ангажированы, другие погрязли в междоусобной борьбе с компроматом наперевес.

Прибавьте к этому огромный уровень правого нигилизма населения. Новый строй получился в России какой-то странный. Это не социализм, но это и не капитализм. От диктатуры пролетариата ушли, к диктатуре Закона не пришли. Беззаконие, ранее сконцентрированное в руках коммунистической номенклатуры, ныне широко растеклось. Свод законов читаем как меню, выбираем, какие исполнять будем.

Беспомощность власти в реализации норм Закона была продемонстрирована неоднократно. Достаточно вспомнить "великое сидение" на рельсах Транссиба, обстрел судебных исполнителей на Выборгском ЦБК... Эти примеры можно множить, суть от этого не меняется - российская государственность висит не на канате Закона, а на тонкой ниточке традиции страха народа перед властью.

Да, все это было "сделано" с непосредственным участием президента. Можно долго рассуждать и спорить на тему о том, являются ли вновь приобретенные пороки системы эквивалентным обменом на те, которые она преодолела, или нет; насколько велика конкретная вина персоналий из высших органов власти; что они не захотели, а что не смогли сделать. Теоретически интересен вопрос о том, до какой степени оппозиции удалось реализовать лозунг: "Чем хуже, тем лучше!" Но слова ничего не меняют. Факт остается фактом. Ситуация именно такова, какова она есть.

Президенту было бы непростительно надеяться, что именно в процессе передачи верховной власти вдруг, неожиданно и образуется абсолютное законопослушание.

Достаточно очевидно, что мирная передача власти в сложившихся условиях может произойти только в том случае, если до президентских выборов формируется политический тяжеловес, который берет на себя бремя безусловного лидерства. Только чья-то бесспорная победа на выборах приводит к ситуации, при которой становятся невозможными попытки оспорить их результаты.

Ельцин создал своей добровольной отставкой реальные предпосылки к предотвращению неконституционной конфронтации противостоящих политических сил в процессе передачи верховной власти после президентских выборов. Он посчитал, что нашел того, кого так долго искал. Для этого, возможно, и перебирал он "колоду" потенциальных преемников, под гоготанье политпросвещенногобомонда, который сегодня мычит что-то невнятное, совершенно не понимая, что же вытворил этот уже списанный им со всех счетов "старикашка".

Подготавливая свое судьбоносное решение, Ельцин не был альтруистом - он, конечно, прагматик. Но при этом он, как видно, не забывал и о "дорогих россиянах".

 

Своей досрочной отставкой он, кажется, лишил нас выбора, но, скорее всего, дал России шанс избежать второй гражданской войны.

 

Сергей ТИМОФЕЕВ, политолог. 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован