Эксклюзив
Орлов Александр Арсеньевич
08 сентября 2016
2212

Рожденный для конфронтации: об итогах варшавского саммита Североатлантического альянса

Main alyn

Александр Орлов, директор Института международных исследований МГИМО  МИД России


В последние годы на наших глазах разыгрывается масштабный спектакль в театре абсурда, режиссируемый США и их ближайшими союзниками, который можно назвать «Агрессивная Россия угрожает добропорядочному и миролюбивому Западу». 8-9 июля этого года международная общественность стала свидетельницей очередного акта фарса, сыгранного в Варшаве на саммите НАТО. Особо не напрягаясь интеллектуально, участники польского съезда атлантистов обвинили Россию во всех мыслимых и немыслимых грехах, выставив ее виновницей крайне удручающего состояния современных международных отношений, переживающих, вероятно, наиболее опасный период своего развития со времен Карибского кризиса 1962 года. Но если тот кризис завершился относительно быстро путем достижения приемлемого для СССР и США компромисса, то свет в конце туннеля сегодняшней конфронтации, похоже, может появиться еще не скоро.

США, будучи флагманом и мотором НАТО, прославились в ХХ веке разнообразными внешнеполитическими доктринами и концепциями, особое усердие в выработке которых они продемонстрировали после завершения Второй мировой войны, когда бывшие союзники по антигитлеровской коалиции стремительно стали противниками в новой мировой войне, к счастью для человечества, - холодной.

Из «товарища по оружию», вынесшего на своих плечах главную тяжесть смертельной борьбы с общим врагом, который поработил и заставил на себя работать всю «несоветскую» Европу и замахнулся на остальной мир, СССР превратился в непримиримого врага, «империю зла», по более поздней оценке времен президентства Р.Рейгана, борьба с которым являлась для Вашингтона и его союзников мотивом и оправданием развернутой ими безудержной гонки вооружений.

Особенно прославился в качестве теоретика такой борьбы Дж.Ф.Даллес, занимавший пост госсекретаря США с 1953 по 1959 год. Посчитав, что доктрина «сдерживания» СССР, предложенная Дж.Кеннаном в феврале 1946 года, недостаточна для эффективного достижения этой цели, Даллес выдвинул доктрину «освобождения» (от коммунизма), которая впервые в общих чертах была сформулирована в его статье «Политика смелости», опубликованной в мае 1952 года в журнале «Лайф» (то есть еще до занятия им кресла №1 в Госдепе). Через пару лет Даллес дополнил доктрину «освобождения» военно-политической стратегией «массированного возмездия», изложенной в его речи в январе 1954 года, а также концепцией «аморальности нейтралитета», который, по мнению госсекретаря, был несовместим с долгом каждой свободной страны занять свое место в «борьбе с коммунизмом».

Указанные доктрина, стратегия и концепция были самым непосредственным образом связаны с внешнеполитической тактикой «балансирования на грани войны», которую Даллес озвучил в феврале 1956 года в интервью уже упомянутому выше журналу «Лайф». «Способность быть на грани войны, но не оказаться вовлеченным в нее является необходимым искусством, - утверждал Даллес. - Если вы не сможете овладеть им, вы окажетесь в войне. Если же вы не будете проводить такой политики, то вы пропали»1. Как признавали многие аналитики той поры, целью подобной политики было стремление с помощью угроз и давления добиваться от Советского Союза и его союзников необходимых для США и НАТО уступок.

В период «разрядки» в концептуальном арсенале США обозначились некоторые новые акценты, отражавшие дух времени, нашедшие свое выражение в стратегии «гибкого реагирования» и доктрине «наведения мостов». Однако уже при «раннем» Рейгане они уступили место новой неоконсервативной волне во внешней политике США, которая, в частности, выразилась в стремлении Вашингтона изменить в свою пользу соотношение сил в мире за счет достижения военного превосходства над СССР, экономически измотать Москву путем развертывания против нее экономических войн и обеспечить себе доминирование в мировом общественном мнении через господство в медиапространстве.

Через три десятилетия весь этот интеллектуально-пропагандистский инструментарий США, естественно в несколько осовремененном виде, дополненный рядом новых элементов, оказался весьма востребованным Западом в ходе развернутой им многокомпонентной, многофазной, гибридной борьбы с современной Россией, которая вполне может характеризоваться как нетрадиционная форма войны XXI века, в которой поставленные цели достигаются путем комбинированного, растянутого во времени воздействия на страну-противника, ее руководство и ее граждан.

Коммюнике варшавского саммита НАТО, представляющее собой обширный документ, состоящий из 139 пунктов, является ярким выражением новых/старых или «староновых» доктринальных изысканий западных военно-политических теоретиков, получивших благословение лидеров 28 стран - членов Североатлантического союза. С появлением этого аррогантного документа замыкается некий круг, когда абсолютно алогичное состояние современных международных отношений, вошедших в пикé не по каким-то объективным причинам, а в силу цепочки ошибочных действий и решений американо-западных лидеров, последовательно загонявших ситуацию (и в глобальном, и в региональном смыслах) в глубочайший тупик, вписывается в логику искусственно выстроенной США и НАТО конфронтации с Россией, которая начинает создавать реальную угрозу миру и безопасности как в Европе, так и в общепланетарном масштабе.

США и НАТО шаг за шагом выстраивают новую геополитическую реальность, приспосабливаться к которой - и в военно-политическом, и в экономическом, и в других аспектах - России придется при любых обстоятельствах. В этой новой реальности Москва для США и Запада в целом больше не партнер, а противник. Как, видимо, и Китай, который американцы начинают все больше «поддавливать», хотя пока делают это не столь явно и демонстративно, как Россию2.

Напомним читателю о главных претензиях к Москве, изложенных в варшавском коммюнике НАТО. Россию обвиняют в агрессивных действиях, провокационной военной активности на периферии территории НАТО, в том числе в Балтийском и Черноморском регионах, а также в Восточном Средиземноморье, демонстративной готовности добиваться своих целей путем угрозы и применения силы, безответственной агрессивной ядерной риторике, нарушении принципов и обязательств по основополагающим документам, определяющим отношения России и НАТО, что разрушает доверие между ними, преднамеренной дестабилизации ситуации на Востоке Украины, незаконной аннексии Крыма и серьезном ухудшении там положения с соблюдением прав человека, в частности дискриминации крымских татар и других местных общин, военном вмешательстве в Сирии в целях поддержки нынешнего режима в этой стране и т. д. Причем многие из этих утверждений в различных вариациях повторяются не раз по ходу документа, видимо, для того, чтобы у читателя все это зафиксировалось аж в глубоком подсознании.

Скорее «дежурно», для «галочки», подчеркнув, что партнерство между альянсом и Россией имеет стратегически важное значение, авторы натовского документа тут же поспешили указать, что в нынешней ситуации условий для таких отношений не существует и пока Москва не изменит своего поведения на международной арене (что под этим имеется в виду, несложно представить), возвращение к принципу общения «business as usual» невозможно.

В свою очередь, альянс характеризуется в коммюнике как беспрецедентное сообщество свободы, мира, безопасности и общих ценностей, включая свободу личности, права человека, демократию и верховенство закона, который вынужден реагировать на все более разнообразные и непредсказуемые угрозы собственной безопасности, «защитить нашу территорию и обезопасить наше население» (так дословно и сказано - «наша» территория и «наше» население; то есть фактически НАТО позиционирует себя как некое единое образование, что-то вроде супергосударства), проецировать (to project) стабильность за пределами наших (опять!) границ, продолжать политическую, военную и институциональную адаптацию Североатлантического союза3.

Человек, который, предположим, находился в состоянии летаргического сна в течение последней четверти века, прочитав все это, подумает, что НАТО подвергается все возрастающей угрозе со стороны зарвавшейся России, которая «давит» на членов этой организации по всему восточному периметру границ альянса. Правда, у него сразу может возникнуть вопрос: кто и куда осуществлял экспансию за эти годы, если вдруг границы России и НАТО либо сомкнулись (как это произошло в Прибалтике и на границе Польши и российской Калининградской области), либо достигли угрожающей по военным меркам близости в ряде других сопредельных зон.

Уже после подписания в 1997 году Основополагающего акта Россия - НАТО, который упоминается в варшавском коммюнике как источник взаимных обязательств, в НАТО было принято 12 новых членов (не считая Черногории) из числа государств Центральной и Восточной Европы, Прибалтики и Балкан, и эта военно-политическая группировка увеличилась тем самым более чем на 40%, вобрав в себя исключительно важные в военно-стратегическом отношении территории (здесь мы выразимся в духе варшавского документа альянса, в котором территория НАТО не дробится на отдельные страны, а изображается как единое целое), контроль над которыми создает реальную угрозу для безопасности России на обширном потенциальном театре военных действий от Черного моря до Белого, а также в акваториях Черного и Балтийского морей.

Оставим на совести натовцев демагогию об открытости альянса, куда якобы может вступить любое государство, отвечающее критериям НАТО, поскольку Североатлантический союз не относится к числу универсальных международных организаций со свободным доступом, как ООН в общемировом масштабе или, к примеру, ОБСЕ - в региональном измерении, и при наличии на то желания НАТО могла бы до сих пор оставаться в своих пределах на момент роспуска Варшавского договора и распада СССР, а новые ее члены составили бы прослойку нейтральных и неприсоединившихся государств, цементирующих, а не разрушающих единство новой Европы без «железных занавесов» и разграничительных линий.

Однако в Североатлантическом союзе, как мы знаем, сделали другой выбор: сначала приглушили голоса НАТО-скептиков, а во второй половине 1990-х годов - еще тогда, когда у натовцев с Россией существовало «сердечное согласие» по многим важным вопросам, - взяли курс на расширение альянса, которое со временем приобрело характер навязчивой самоцели.

Зачем это делалось и делается? Такой вопрос задавался натовцам неоднократно. Но внятного ответа на него ни со стороны Брюсселя, ни с берегов Потомака не последовало. Только упомянутая выше демагогия. Видимо, для объяснения данного курса вполне подошла бы русская поговорка «Куй железо, пока горячо!». То есть, пока прежний противник, а в дальнейшем - до недавних пор, на словах - партнер, слаб, надо решительно изменить соотношение сил в свою пользу, потому что потом может быть поздно.

Мы затронули вопрос о расширении альянса на Восток. Но ровно по той же схеме проходило наращивание его военно-технических возможностей, причем в последние годы в непосредственной близости от российских границ. Не будем перечислять всех американо-натовских шагов в этом направлении - это долгая история, заслуживающая отдельного рассказа. Ограничимся только тем, что происходит сегодня.

Наибольший резонанс в контексте и по итогам форума в Варшаве получило решение блока разместить под боком у России - в трех прибалтийских республиках и Польше - четыре усиленных натовских батальона, которые будут находиться там на «ротационной и непостоянной» основе, чтобы (как бы) не нарушить положения Основополагающего акта Россия - НАТО. Каждый такой батальон будет насчитывать от 800 до 1 тыс. военнослужащих. Поставщиками батальонов будут: Великобритания - в Эстонию, Канада - в Латвию, Германия - в Литву и США - в Польшу.

Понятно, что развертывание относительно незначительных, на первый взгляд, подразделений в четырех приграничных с Россией странах имеет скорее символическое, чем практическое значение. Нужно «показать флаг». Кроме того, до сих пор неясно, кто из натовцев проявит интерес к следующей ротации и когда она произойдет. Или, может быть, нынешние батальонные кураторы намерены заниматься этим и в дальнейшем? Такой вопрос пока подробно не обговаривался. Тем не менее, как показывает практика, нет ничего более постоянного, чем временное.

Если отбросить в сторону фарисейскую риторику вроде заявления генсека НАТО Столтенберга, что развертывание указанных батальонов носит «оборонительный и сдерживающий характер», что альянс не ищет конфронтации с Россией, не хочет новой холодной войны и рассчитывает на более кооперативные отношения с Москвой4, то на деле мы имеем то, что сегодня на границах России, в странах, которые раньше либо входили в состав СССР, либо были членами Варшавского договора, появились войска государств, составляющих «ядро» НАТО. Пока это, конечно, кардинальным образом не меняет здесь соотношения сил. Но кто знает, как будут развиваться события в дальнейшем? Во всяком случае, одна из целей новых «заградительных» батальонов, как объявлено, заключается в том, чтобы в случае чего иметь возможность выиграть время, необходимое для подхода «усилений», прежде всего из числа Сил быстрого реагирования (СБР) НАТО. А это, как ни крутись, уже вполне конкретная боевая задача.

Постоянно акцентируя внимание на внезапных проверках, проводимых Вооруженными силами России (отметим это особо) на своей территории, как на факторе дестабилизации обстановки, НАТО в последние годы существенно усилила подготовку своих войск в прилегающих к границам России регионах, прежде всего в Балтийском и Черноморском. Приведем в качестве примера многонациональные учения НАТО на Балтике и в близлежащих регионах, проведенные за последние три года: «Steadfast Jazz 2013», «Iron Sword 2014», «Arctic Challenge Exercise 2015», «Anaconda 2016», а также ежегодные  «Saber Strike» (2013, 2014, 2015 и 2016 гг.), «Baltops» и т. д.

Угрожающе растет активность НАТО на Черном море. Не прошло и двух недель после завершения саммита НАТО в польской столице, как в акватории порта Констанца начались учения НАТО «Sea Shield» («Морской щит») с участием 22 кораблей ВМС Румынии, Болгарии, Греции, Канады, Польши, США, Турции и Украины, поддержанных боевой авиацией, спецназом и морской пехотой. Цель маневров - «отработка стандартных процедур НАТО по отражению подводных, воздушных и с моря угроз», причем в качестве условного противника была использована подводная лодка советского производства5.

Сразу по завершении маневров в Румынии в акватории Черного моря (с охватом его северо-западной части, юга Одесской области и части Николаевской области - полигон «Широкий Лан») начались более масштабные маневры «Sea Breeze 2016», для участия в которых подтянулись ВМС и сухопутные силы из Грузии, Италии, Испании, Литвы, Молдавии, Норвегии, Швеции и Финляндии. Как видим, натовцы все активнее подключают к своим учениям вооруженные силы стран, формально в альянс не входящих.

Многие российские эксперты вполне справедливо расценили указанные действия НАТО и их союзников как откровенно провокационные. Как, впрочем, и предложение Румынии, в последнее время проявляющей особое усердие в НАТО, создать на ее территории многонациональный штаб бригадного уровня, который мог бы заниматься вопросами подготовки и организации учений. Идея, как сообщалось, была рассмотрена министрами обороны стран НАТО опять же в Варшаве.

Прикрываясь мнимой угрозой с Востока, тщательно «вылепливая» из России образ общего врага №1, Запад одновременно продолжает сознательно нагнетать напряженность у ее границ. Если мы постараемся подвести научную основу под ту «новую реальность», которая складывается вокруг России, то должны будем подчеркнуть, что любое значимое международное событие или тенденцию необходимо рассматривать в конкретных политическом и историческом контекстах. Вырывать их из такого контекста - бессмысленно и антинаучно, поскольку и событие, и тенденция являются следствием предшествующего им развития, результатом взаимодействия и взаимовлияния целого ряда факторов и обстоятельств, в конечном итоге и предопределивших возникновение той или иной ситуации и появление определенной тенденции.

Изображая сегодня Россию виновницей разрушения сложившегося в Европе международного порядка, Запад выстраивает свои формально-логические конструкты исключительно отвлеченно, сознательно отбрасывая в сторону саму природу современной ситуации, то, что он (Запад) своими действиями - либо изначально непродуманными, а посему заведомо авантюрными, либо наоборот вполне продуманными, а посему однозначно провокационными - породил цепочку действий/противодействий, приведших к глубокому кризису, поразившему современные международные отношения6.

Современный натовский экспансионизм, движителем которого являются США, развивается, можно сказать, поэтапно, скачкообразно. При создании условий для очередного «прыжка на Восток» или для принятия новых решений по усилению милитаризации альянса прежде всего изобретается информационно-пропагандистский антураж, организуется мощная и целенаправленная кампания по «промыванию мозгов» населения.

Основным элементом такого информационно-пропагандистского антуража является тезис об «угрозе», которая нависает над союзниками и которую провоцируют кровожадные враги (в первую очередь, естественно, Россия) исключительно миролюбивого, «белого и пушистого» альянса НАТО. На эту угрозу, как начинают громогласно трубить в Вашингтоне и других натовских «точках», надо немедленно реагировать, и всякий раз альянс выбирает хорошо известный набор «ответных» мер, сводящихся приблизительно к следующему: увеличение военных ассигнований, создание новых систем вооружений и их развертывание, причем в подавляющем большинстве случаев эти системы позиционируются как исключительно оборонительные, строительство новых военных баз или переоборудование (видимо, в целях экономии) под натовские потребности бывших советских военных объектов, развертывание новых воинских контингентов.

Готовя или совершив очередной агрессивный выпад, натовцы всякий раз убеждали Россию в том, что их шаги не направлены против Москвы, что Брюссель готов к диалогу с нами, что нам не следует волноваться, поскольку атлантистами движут исключительно благородные цели обеспечения безопасности членов альянса и в конечном итоге создания условий для более прочного мира. Или иначе: «Мы хорошие, - говорили они, - мы представляем демократический мир, который миролюбив по своей природе, демократические страны не могут быть агрессорами». И так далее и тому подобное. Сколько раз за последнюю треть века мы прослушали все эти проповеди и сколько раз за это время Запад преспокойно предавал забвению собственные принципы, установки и идеалы (если они, конечно, у него есть на деле, а не на словах), делая все как раз наоборот!

Большинство руководителей ключевых стран НАТО, участвовавших в саммите в Варшаве и взявших на себя ответственность за определение курса альянса на годы вперед, находятся на финальной стадии своей политической траектории. Может быть, это прозвучит несколько грубо, но сегодня они фактически - политический «секонд-хенд». Бывший премьер Великобритании Д.Кэмерон, который освободил свои апартаменты на Даунинг-стрит, 10 всего через несколько дней после саммита, уж точно относится к этой категории. Такие люди, как представляется, должны соизмерять свои остающиеся непомерно высокими амбиции с реальными возможностями, а также с желанием пока еще возглавляемых ими народов следовать их указаниям, выданным впрок.

Стоит при этом помнить и о том, что нынешняя генерация западных политиков - это, к сожалению, поколение неудачников, «лузеров», своими собственными руками породивших хаос, конфронтацию и войны в Европе и в целом ряде других уголков планеты. Всякие их увещевания в том духе, что ситуация в мире до них была хуже, чем сейчас, не более чем досужие домыслы. Просто им так хочется думать! На самом же деле все обстоит ровно наоборот, и как раз до них мир был стабильнее и прочнее, а отношения между странами и народами - более дружелюбными и взаимоуважительными.

Результаты варшавского саммита НАТО необходимо рассматривать не только в международном контексте, но и на фоне внутренних проблем многих стран блока. В США налицо нарастание расовой нетерпимости. Новостные программы оттуда время от времени напоминают сводки боев, возвращают нас к годам массового сопротивления афроамериканцев «белому» произволу, характерного для эпохи Мартина Лютера Кинга. Франция и Бельгия стали странами, более всего страдающими от проявлений международного терроризма. Германия, Италия и Греция находятся в эпицентре мигрантского кризиса. Над Великобританией после брекзита нависла реальная угроза распада страны. Испания, испытывающая кризис политической системы, столкнулась с проблемой невозможности сформировать устойчивое правительство. Во многих натовских странах налицо кризис власти. Значительная часть населения откровенно недовольна своими руководителями, считает их слабыми и беспомощными и все активнее требует перемен, включая изменение внешней политики, нормализацию отношений с Россией.

Однако в дилемме - нормализация отношений с Россией или продолжение и даже нагнетание конфронтации с ней - нынешняя генерация западных политиков выбирает второй вариант. Зайдя слишком далеко в своей русофобии, они, видимо, уже не способны более трезво посмотреть на окружающий их мир, понять, что доминирование в нем Запада, к которому они успели привыкнуть за последнюю четверть века, подходит к своему логическому концу и нужно учиться жить в новом, более демократичном полицентричном мире.

Им необходимо уяснить, что уроки Даллеса по части умения «балансировать на грани войны» едва ли уместны в мире XXI века. Нужны новые алгоритмы взаимоотношений, построенные на иных принципах. И пусть даже в ближайшие годы, а возможно и десятилетия, трудно будет рассчитывать на возрождение взаимного доверия между Россией и Западом, существуют определенные императивные обстоятельства, заставляющие нас объединять усилия для решения общих задач, взаимодействовать для блокирования общих угроз. Ни мы, ни Запад не заинтересованы в том, чтобы мир продолжал скатываться к «большой войне», а это объективно должно подталкивать к совместным действиям, направленным на снижение уровня военной активности; и мы, и Запад заинтересованы в стабильности и бóльшей предсказуемости на международной арене; общей для всех угрозой является международный терроризм, побороть который можно только сообща7; новые, пока до конца не осознанные риски таит в себе неконтролируемая миграция, которая порождает крайне болезненный процесс, по сути, насильственного изменения привычного уклада жизни традиционных обществ.

Не следует забывать о климатических изменениях, которые уже сейчас можно наблюдать невооруженным взглядом в виде резко возросшего числа стихийных бедствий, землетрясений, ураганов, наводнений; в виде таяния ледников и стремительного сокращения ледяного покрова Арктики; наступления пустынь и быстрого уменьшения запасов пресной воды, что уже в ближайшие десятилетия может привести к новым конфликтам и войнам8; в виде постоянно увеличивающегося числа эпидемий экзотических заболеваний, которые могут перерастать в пандемии и т. д.

На все эти и многие другие вызовы России, США, Китаю, Индии, другим странам придется, хотят они этого или нет, реагировать сообща. Поэтому мосты общения жечь нельзя, какой бы ни была степень взаимной неприязни, возникшей, в частности, между Россией и Западом в последние годы. Не стоит вновь привыкать к длительному сосуществованию в условиях взаимной конфронтации, как это было в годы холодной войны, - это вещь крайне опасная. Не стоит уповать на эффективность политики сдерживания и устрашения России, которую определенные силы на Западе хотят сделать «визитной карточкой» НАТО, смыслом для дальнейшего существования этого союза, который все больше становится военным и меньше политическим. Порочный круг «действие-противодействие» нужно взаимными усилиями разорвать.

Россия к этому готова. Не мы были инициаторами конфронтации. Мы предупреждали о такой опасности еще в 2007 году. Об этом говорил В.В.Путин в своей широко известной речи на Мюнхенской конференции по проблемам безопасности. Вот лишь некоторые выдержки из того выступления.

«Предлагавшийся же после холодной войны однополярный мир тоже не состоялся… Однако что же такое однополярный мир? Как бы ни украшали этот термин, он в конечном итоге означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения… Это мир одного хозяина, одного суверена».

Под таким хозяином-сувереном подразумевались США. Что-то изменилось с тех пор? Ровным счетом ничего.

Или еще одна цитата:

«Сегодня мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах, военной силы, силы, ввергающей мир в пучину следующих один за другим конфликтов. В результате не хватает сил на комплексное решение ни одного из них. Становится невозможным и их политическое решение…

В международных делах все чаще встречается стремление решить тот или иной вопрос, исходя из так называемой политической целесообразности, основанной на текущей политической конъюнктуре. И это, конечно, крайне опасно. И ведет к тому, что никто уже не чувствует себя в безопасности. Я хочу это подчеркнуть: никто не чувствует себя в безопасности! Потому что никто не может спрятаться за международным правом как за каменной стеной. Такая политика является, конечно, катализатором гонки вооружений».

В.В.Путин высказался тогда и по поводу расширения НАТО. Вот его слова:

«Думаю, очевидно: процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот, это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? О них даже никто не помнит. Но я позволю себе напомнить в этой аудитории, что было сказано. Хотел бы привести цитату из выступления генерального секретаря НАТО господина Вернера в Брюсселе 17 мая 1990 года. Он тогда сказал: «Сам факт, что мы готовы не размещать войска НАТО за пределами территории ФРГ, дает Советскому Союзу твердые гарантии безопасности». Где эти гарантии?»9

К сожалению, все то, что было сказано российским лидером более девяти лет назад, не потеряло своей актуальности и поныне. Все, как говорится, к месту и по делу. Перелома к лучшему с тех пор не произошло. Напротив, ситуация только ухудшилась, стала более опасной. Дело дошло до того, что сегодня российские и натовские военные смотрят друг на друга, образно говоря, сквозь прицел автомата. Запад хочет видеть в России своего врага, при полном отсутствии встречного стремления с нашей стороны. Мы хотим мира и стабильности, нам навязывают конфронтацию и ненависть. И при этом обвиняют нас в агрессивных намерениях, в чистом виде являющихся плодом воспаленного воображения определенного сегмента американо-натовских политиков, военных, дипломатов и обслуживающих их интересы политологов и журналистов. Западная труппа театра абсурда упорно продолжает играть свой насквозь фальшивый спектакль. Никаких иных чувств, кроме сожаления, это вызвать не может. Очень бы не хотелось, чтобы висящее на сцене театра абсурда ружье в третьем акте выстрелило. Такой финал стал бы катастрофой для всех.

Отметим, что трезвомыслящие западные политики хорошо понимают такую опасность. Сошлемся на патриарха американской дипломатии Генри Киссинджера, который пишет в своей книге «Мировой порядок», что «ни одна страна, действуя в одиночку не в состоянии сформировать мировой порядок». И далее (описывая то, как около 200 человек создали проект Вестфальской системы): «Делегаты преодолели стоявшие перед ними трудности, потому у них был общий опыт опустошительной Тридцатилетней войны, и они были полны решимости не допустить ее повторения. Наше время, перед лицом еще более мрачных перспектив, требует действовать раньше, чем мир с ними столкнется (курсив мой. - А.О.)»10.

Как должна выстраивать свою линию Россия в условиях, когда ее не хотят слышать, не желают учитывать ее законные интересы, включая интересы национальной безопасности, выстраивают на ее границах военные форпосты, делают ее целью новейших систем вооружений, в том числе массового поражения? Наш ответ на такие действия должен быть спокойным, но твердым. В войне нервов, которая нам навязывается, мы не должны допустить, чтобы нас спровоцировали. Одновременно наши бывшие партнеры должны видеть, что Россия не допустит изменения баланса сил: любой антироссийский выпад должен и будет купироваться, в том числе и асимметричными способами.

Что касается НАТО, то нам, естественно, не следует отказываться от диалога с этой организацией в тех форматах, которые будут адекватными реально складывающейся ситуации. Состоявшееся через несколько дней после завершения саммита альянса в Варшаве заседание Совета Россия - НАТО, не собиравшегося более двух лет, свидетельствует о том, что и в Москве, и в Брюсселе понимают, что коммуникационные каналы должны оставаться открытыми, тем более тогда, когда во взаимоотношениях сторон периодически возникают вопросы, требующие оперативного прояснения.

 

 1. Современные Соединенные Штаты: Энцикл. справочник. М.: Политиздат, 1988. С. 265.

 2. Орлов А.А. Новая парадигма международных отношений // Международная жизнь. 2014. №10. С. 66-73.

 3. Warsaw Summit Communiqué // URL: http//www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_133169.htm

 4. La OTAN desplegará cuatro batallones en las repúblicas bálticas y Polonia // URL: http://internacional.elpais.com/internacional/2016/06/14/actualidad/1465917683_519878.html

 5. Независимая газета. 20.07.2016.

 6. Орлов А.А. Мораль в международной политике // Международная жизнь. 2015. №4. С. 52-61.

 7. См.: «Исламское государство»: феномен, эволюция, перспективы // Аналитические доклады. Вып. 1(45). Январь 2016. М.: ИМИ МГИМО МИД России, 2016. 43 с.

 8. См.: Проблема пресной воды. Глобальный контекст политики России. М.: МГИМО-Университет, 2011. 87 с.

 9. URL: http://archive.kremlin.ru/appears/2007/02/10/1737_type63374type63376type63377type63381type82634_118097.shtml

10 Киссинджер Г. Мировой порядок. М.: АСТ, 2015. С. 484.

 

Источник: «Международная жизнь», 2016. - № 8 (август). – С. 72-86.

https://interaffairs.ru/jauthor/material/1719

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован