Эксклюзив
Тимофеев Сергей Александрович
10 апреля 2020
562

Садиться, во что бы то ни стало

Гибель польского президента Леха Качинского на Смоленщине войдет не только в анналы мировой истории, но и в учебники политологии.

И дело здесь не только в фантасмагорической внешней фабуле этой трагедии: лидер антироссийского фланга НАТО и ЕС погибает на русской земле в русском самолете, налетев на русское бревно.

Суть произошедшего 10 апреля 2010 года многократно сложнее.

Президент Лех Качиньский летел в Россию с частным визитом для того, что бы посетить в Катыни мемориал расстрелянным польским офицерам.

Всего за три дня до этого здесь побывал польский премьер Дональд Туск, который с Владимиром Путиным принял участие в памятных мероприятиях, оставил запись в Книге почетных гостей мемориального комплекса.

Но то было поминальное действие, организованное В. Путиным. Здесь были сделаны некие, чуть заметные движения навстречу для преодоления накопившейся вражды.

Квасьневский летел для того, что бы совершить деяние абсолютно противоположное по смыслу: напомнить себе, народу польскому и всему миру о непрощенности совершенного в Катыни смертного греха. Для этого высшее польское руководство: президент, министры, депутаты Сейма, но без участия русских, должны были почтить память загубленной польской элиты.

Политические цели поступка президента Польши были очевидны. Это в России польская тема находится на глубокой периферии общественного сознания. Иное дело в Польше.

И здесь вмешался Его Величество случай.

Над единственным военным аэродромом под Смоленском, способным принять самолет польского президента, повис плотный туман.

Президенту Польши Качиньскому предлагается два запасных варианта: посадка в Минске или в Москве.

Тут дело не только в том, что ломается весь отработанный сценарий: ведь есть новый всемирный владыка – телевидение. А оно было готово в строго определенное время продемонстрировать в прямом эфире содержание этого траурного мероприятия. 

И хотя это очень, крайне существенно, но важнее иное.

Если садиться в Минске.

Кто встречает? Лукашенко. С ним придется здороваться и беседовать. 

Общение с последним диктатором Европы? Для Качинского в то время это было абсолютно неприемлемо. 

Минск отпадает. 

Остается Москва.

Но как объяснить польскому обывателю свою остановку в столице России и неизбежную протокольную встречу с российским руководством? Что после этого останется от этой великолепной идеи: польская элита поминает убитых поляков без участия русских. Весь мир должен был понять - Качинский прилетел в Катынь помимо, даже вопреки воле тех, кто, по его мнению, отныне и присно и вовеки веков несет всю тяжесть исторической вины за преступление их отцов и дедов. 

Да, ничего от замысла не остаётся.

И самое главное: в Катыни 10 апреля 2010 года должно было случиться то, что до этого не удавалось никогда и никому из мировых лидеров... Только он, Лех Качиньский, не просто проведет здесь очередное скорбное мероприятие, а создаст немыслимый, уникальный прецедент: на русской земле осуществляется акция морального возмездия русским. 

Это был бы его звездный час.

Решение?

Садиться.

Чем-то недовольны русские диспетчера? Ерунда.

Садиться, во что бы то ни стало.

Интересная формула: «во что бы то ни стало». 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован