17 сентября 2008
5560

Сергей Тимофеев: Кризис перепотребления

Что такое кризис перепроизводства экономисты достаточно хорошо знают. Сегодня им, и миллионам простых граждан развитых стран мира, придется познакомиться с антиподом кризиса перепроизводства, его зеркальным отражением - кризисом перепотребления.
Перепроизводство, обрушившееся глобальным мировым кризисом в первой трети прошлого столетия, вызвавшее Великую депрессию, внешне выглядело как избыток не находящих платежеспособного спроса товаров, предназначенных для личного потребления. А реальная причина кризиса крылась в непропорционально разбухшем накоплении.
Великий кризис 1929 года стал вехой, обозначившей конец целой эпохи первоначального развития капитализма, отличительной особенностью которого была безудержная, безоглядная гонка производственных накоплений.
Естественные стимулы к обогащению в этот период истории были дополнены внедрением в общественное сознание принципиальной возможности мгновенной трансформации чистильщика обуви в миллионера, что создало несдерживаемую тягу к расширению "своего дела". Естественным пострадавшим в этой гонке стало личное потребление. И это было не только потребление наемной армии труда, но и личное потребление хозяина, готового буквально голодать вместе со своей семьей ради достижения цели-миража. Диспропорции, возникшие при преимущественном распределении национального дохода в пользу накопления, в конечно итоге неизбежно привели к разбалансированности всей финансово-хозяйственной системы. Эпицентр накопившихся противоречий находился в отраслях, выпускавших оборудование и машины для производства оборудования и машин.
Глубина разразившегося кризиса позволяет судить о мощности накопленных и до определенного момента инерционно сдерживаемых диспропорций. Их лавинообразная актуализация практически мгновенно разрушила хозяйственную систему США с силой, сравнение с которой не выдерживают и войны, пережитые этой страной, и самые грозные тайфуны, и землетрясения.
Так было.
А сегодня мы наблюдаем и переживаем крушение иной диспропорциональной крайности - гипертрофированного перепотребления. Закономерно, что эпицентр кризиса находится в стране, которой уже не одно десятилетие деликатно намекали по поводу того, что она живет не по средствам.
Ситуация, если её сравнивать с концом двадцатых годов прошлого века, сложилась действительно зеркальная. Непропорциональному росту накопления в прошлом, сегодня в конгломерате западных стран противостоит непропорциональный, по отношению к создаваемому ими валовому продукту, уровень потребления. Можно констатировать, что за прошедший, без малого, век произошел радикальный структурный сдвиг. Создаваемый в процессе деятельности хозяйствующих субъектов развитых в экономическом отношении стран мира материальный излишек преимущественно распределяется в пользу потребления и непроизводственной сферы.
Безграничное стимулирование потребления создало ситуацию, при которой диспропорциональность в создаваемом ВВП постоянно накапливалась. Длительное, но как показывает практика, все-таки - конечное по времени, сдерживание обрушения экономики обеспечивалось, как и век назад, высокой степенью инерционности любого хозяйственного организма. Сегодня к факторам сдерживания прибавились многомудрые изобретения в области финансов, создающие деривативами, фьючерсами, опционами... временную возможность оттянуть неизбежную расплату за неугомонность в желаниях. В основе и Великой депрессии, и сегодняшнего кризиса лежит неуемное и неизбывное стремление бизнеса развиваться, расти темпами, несоответствующими естественному ходу развития общества.
Опыт показывает, что упорядывающая и координирующая "невидимая рука" рынка (А.Смит), работающая для достижения выгоды и пользы для всего общества, время от времени проигрывает в соревновании по армрестлингу налившейся силой жадности руке частного интереса.
Взрывные силы экономического кризиса, сотрясающие основы мировой хозяйственной системы, сегодня вырвались наружу во многом благодаря естественному уменьшению величины вектора непропорционального обмена, являющего собой долговременно скрываемую суть мировой торговли.
Еще и еще раз природа дает нам убедиться в её, наверное, единственном доступном нам законе общественного развития: ВСЕ ИЗМЕНЯЕТСЯ, НЕТ НИЧЕГО ВЕЧНОГО.
Неподконтрольный Китай, поднимающаяся Индия, возрождающаяся Россия и еще с десяток стран, нарушивших, казавшийся незыблемым строй кильватерной колонны мировой экономической эскадры, резко изменили структуру международного обмена. Центры создания добавочной стоимости переместились по Земному шару таким образом, что традиционная непропорциональность товарного обмена в международной торговле сменила знак.
Поставки энергии и сырья на мировой рынок, стали источниками вновь возникшей относительно недавно, ранее не существовавшей для этих групп товаров, дифференциальной ренты, обеспечивая снижение её суммарного конечного уровня у традиционного экспорта стран Золотого миллиарда.

Кризисы подобны землетрясениям.
Зреющие и набирающие мощь внутренние силы рожденные диспропорциями, вырываются на поверхность, высвобождая накопившиеся напряжения, приводя внутреннюю структуру в стабильное и равновесное состояние.
Но после кризиса равновесие возникает внутри экономической системы. А на поверхности - жертвы и разрушения.
Lehman Brothers и Merrill Lynch - это только начало. Рынок, со временем придет в равновесное состояние, сокрушив еще не одну, ранее казавшуюся незыблемой, крепость мирового бизнеса. Кризис уже нанес и еще нанесет основной удар по системам, ранее демпфирующим сложившиеся в экономике диспропорции - финансовой и страховой.
В сфере материального производства произойдет падение уровня производства. Учитывая "эффект домино", снижение коснется всех секторов материального производства и услуг. Анализируя структурные сдвиги, реализованные во время Великой депрессии, можно предположить, что относительно более глубоким окажется падение объемов производства в секторах, связанных с производством предметов потребления и продуктов питания.

Состоявшийся мировой экономический кризис, это хороший повод поговорить о том, что может и чего не может экономическая наука.
Можно констатировать, и сегодня это достаточно очевидно всем - экономика не умеет прогнозировать. То есть она это делает, но делает плохо.
Экономика не в состоянии предупредить общество о возникновении даже таких суперглобальных флуктуаций в процессах развития хозяйственно-финансовой сферы, как мировые экономические кризисы.
В этой проблеме есть несколько аспектов.
Следует признать, что существуют глубинные ограничения, накладываемые Природой на возможность познания Человечеством своего будущего. Здесь уместно говорить о мерцающем характере тенденций в экономической сфере. Естественные ограничения на надежность реализации прогнозов накладывает неизменная рефлексия, меняющая характеристики любых общественных процессов по мере того, как их параметры становятся достоянием гласности.
Одновременно с этим, следует обратить внимание и на уровень развития экономической науки.
Гипертрофированное наукообразие экономических исследований не может скрыть того факта, что экономика и практика движутся разнонаправлено. Экономика все более и более занимается саморазвитием, в направлениях имеющих ценность для применения современной математики, но бессодержательных для реальной практики.
Когда Дж. Сорос писал: ""Ученые, занимающиеся общественными науками, предпринимали массу попыток и продолжают подражать своим собратьям по естественным наукам, но с удивительно скромным успехом. Их усилия часто создают пародию на естественные науки"[1], он, конечно, имел в виду экономистов.
Экономистам следует обратить внимание на реальные проблемы экономики. И начать следует с переосмысления базовых постулатов. Было бы, например, весьма ценно определить какое отношение имеет теория предельной полезности к формированию цен на производственное оборудование.
Экономике свойственна особая, неявная роль в достижении стабилизации общественного развития. Она способствует этому уже самим фактом своего существования. Как это не покажется неожиданным, но экономика несет в себе некую сакральную функцию.
Роль экономистов, занятых в области макроэкономики в современном мире, в чем-то сродни роли шаманов в первобытном стаде, египетских жрецов, средневековых предсказателей, астрологов и алхимиков, подвизавшихся при дворах коронованных особ. Их основное назначение было не в том, что бы приносить практическую пользу - они были общепризнанным атрибутами власти. И сегодня, абсолютное большинство жителей Земли, даже примерно не представляет, чем заняты ученые, исследующие проблемы экономики на государственном уровне. Но то, что эти специалисты реально существуют, их достижения действительно доводятся до сведения сильных мира сего, и то, что им периодически присуждаются Нобелевские премии, говорит обывателю: глобальные проблемы экономики находятся под контролем.
Это обнадеживает и рядового гражданина, и финансового воротилу.
Но вся эта магия действует только до момента возникновения кризиса.
Сегодня чары исчезли.







[1]Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. Пер. с англ. - М.:ИНФРА-М, 1999,. с.37.



www.nasledie.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован