06 апреля 2007
5205

Сонина Е.О.: Национальные проекты: выбор новой модели отношения общества и власти?

Идея создания национальных проектов предполагает ориентацию на повышение качества жизни граждан России как на приоритетную цель государственной политики. В политической риторике они определяются не иначе как "инвестиции в человека" . Такая установка неслучайна, поскольку национальные проекты касаются наиболее проблемных сторон жизни российского общества: образование, здравоохранение, жилищные условия и сельское хозяйство. Стимулирование внедрения инновационных технологий в образовательной сфере, модернизация материально-технической базы лечебных учреждений, обеспечение доступности и качества жилья, повышение конкурентоспособности нашего сельского хозяйства являются вопросами, требующими немедленного решения для обеспечения жизнедеятельности российского общества. Потому национальные проекты крайне важны для российских граждан. Но вместе с тем, они крайне важны и для российской власти.
Само происхождение власти связано с необходимостью преодоления беспорядка , которая составляет природу отношений господства-подчинения. Они носят системный характер и потому требуют обеспечения баланса их функционирования. Условия выполнения данного баланса формируется в результате взаимного диалога общества и власти. Государство как властный субъект наряду с социумом берет на себя определенные обязательства и несет ответственность за их выполнение. Если государство свои обязательства не выполняет, то порог отчуждения между ним и обществом возрастает. Оно утрачивает общественное признание. Государство лишается статуса властного субъекта. Иначе баланс системы властных отношений будет нарушен.
При этом нужно иметь в виду, что система взаимных обязательств общества и власти выстраивается в соответствии с определенной иерархией ценностей, высшей их которых является категория справедливости. Справедливость во властных отношениях предполагает воздаяние гражданам по заслугам всегда и без какой-либо дискриминации. Ее распределяющий характер способствует становлению общества как единого целого, основанного на сотрудничестве. Необходимость обеспечения гарантий справедливого распределения благ и издержек приводит к включению целого механизма норм и санкций за их нарушения. В этом смысле справедливость есть ценностная категория, являющаяся основой легитимности власти . Государство как властный субъект берет на себя обязательства гаранта справедливого распределения благ, ответственность за правильное отношение к каждому из своих граждан. В этом основа устойчивости и общества, и государства.
В России складывалось так, что формирование властных отношений совпадало с этапами государственного строительства. Формой постепенной адаптации новой технологии государственного управления в России на каждом историческом этапе являлось, как правило, масштабное реформирование, охватывающее практически все сферы деятельности общества. Легитимацию же своих решений государство обеспечивало весьма специфическим образом - посредством преобразования государственного аппарата. Такой подход к реформам вполне отвечал интересам власти, для которой основной целью подобных преобразований всегда оказывалось стремление обеспечить четкую реализацию своей воли. Государство нуждалось в механизме, эффективно функционирующем в соответствии с той стратегией, которую оно определит само . Именно поэтому государство в России всегда выступало инициатором и основным субъектом реформирования государственной службы, определяя в качестве объекта реформы чиновников среднего звена. Реформируя систему "административных" отношений, государство пыталось изменить систему социальных отношений в целом и таким образом найти источник обновления для себя самой. Идея справедливого распределения общественных благ при этом отступала, как правило, на второй план. Зачастую она принимала искаженный, преимущественно декларативный характер, обеспечивая распределение общественных благ в пользу государства. "Субъективация" власти в государстве и определение его в качестве источника всех преобразований приводили к тому, что возникала своеобразная бюрократизация всех без исключения сторон и аспектов общественной жизни людей.1 Общество превращалось в некую социальную машину воспроизводства власти. В обмен оно получало возможность самосохранения.
Реформируя систему социальных отношений посредством реформирования государственного управления, власть не учитывала, что российское общество всегда настороженно воспринимало изменения подобного рода. Каждая новая идея в рамках властеотношений оказывалась для нас новой ценностной системой, требующей соответствующего механизма адаптации, который позволял бы нам ощутить на практике ее "справедливую" действенность. Быстрые же темпы реформирования и смены ориентиров общественного развития вводили социум в состояние ценностной апатии, когда идея справедливого распределения благ утрачивает свой смысл. Эффективным в такой ситуации оказывалось обращение к прежним ценностям, усвоенным на ментальном уровне. Такое обращение выступало фактором самосохранения общества. Стремясь к обеспечению собственной устойчивости, власть лишала российский социум возможности ощутить его целостность посредством обеспечения сотрудничества общества и государства. Порог отчуждения между властными субъектами возрастал, выступая угрозой для их жизнеспособности.
На современном этапе уже реализованные в 2000-2005 году изменения привели к становлению новой политической реальности, формирующей принципиально иные условия для налаживания диалога между обществом и властью. Вместе с тем дисбаланс отношений между властными субъектами существует до сих пор. При чем это отмечается и самой властью . Для общественного сознания была характерна утрата веры в возможности государства в будущем обеспечить минимальные гарантии справедливого распределения социальных благ, его способности принять на себя ответственность за обеспечение "правильного" отношение к каждому из своих граждан. Ориентация на личный интерес, простая калькуляция индивидуальных доходов и расходов при огромном разрыве в уровне благосостоянии граждан привела к дезинтеграции российского общества. В таких условиях рождается идея национальных проектов, которые призваны продемонстрировать способность государства как властного субъекта исполнить минимальные социальные обязательства.
Сама идея национальных проектов далеко не нова для политической истории. Подобного рода масштабные планы социальных преобразований разрабатывались и в Европе, и в некоторых восточных странах (в частности, в Японии) на определенных этапах их развития. Сама концепция национальных проектов вписывается в теорию социальной справедливости . Согласно данной теории государство, достигая определенного уровня развития, обретает способность взять на себя достаточно серьезный объем обязательств. Эти обязательства должны обеспечить обновление самой власти и качественное преобразование общества с тем, чтобы поддержать его целостность в условиях постоянно меняющейся окружающей среды. Национальные проекты выступают как своеобразное консолидирующее начало. Потому в основе своей они должны охватывать все общество, являться стратегическими, определяя выбор пути дальнейшего развития социума. Само определение "национальные" предполагает, что в рамках данных масштабных социальных проектов должны быть решены проблемы, которые имеют историческое значение для всего общества. Поэтому национальные проекты несут очень серьезную ценностную нагрузку. Они формируются в рамках исторически установленных культурных норм общества. Но вместе с тем качественный скачок возможен только в условиях ценностного обновления социума. Такая глубинная потребность у российского общества существует. Его ценностное дезориентирование привело к утрате осознания своей целостности. Преодоление дисбаланса в рамках властных отношений в России возможно только через формирование иных принципов взаимодействия их субъектов, где государство берет на себя обязательства преимущественно социального свойства. Национальные проекты, озвученные Президентом РФ 5 сентября 2005 года, охватывают очень широкий круг вопросов. В своем масштабе они, действительно, "национальные" для российского общества. Но, масштабные проблемы, в очередной раз, как и в случае с предыдущими преобразованиями, предполагается решить в достаточно сжатые сроки. Причем период определен очень символически - 2005 - 2008 гг. Кроме того, нося "всесубъектный" характер по своей природе, проекты, фактически, ориентированы на определенные слои российского общества (молодые семьи, малоимущие граждане, инвалиды и т.д.). Получается, что при достаточно широком охвате намеченных для решения проблем, они носят адресный характер. Возникает своеобразное расхождение между символическим и реальным смыслами предложенных проектов. Будучи озвучены как "национальные", они, прежде всего, отвечают интересам вполне определенных социальных групп. Ситуация усугубляется еще тем, что механизм ответственности за их исполнение фактически не прописан. Совет при Президенте РФ по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике выполняет скорее координирующие функции. Сам ответственности за их исполнение он не несет . При этом интересно, что Председателем Совета является Президент РФ, который одновременно выступает идеологом национальных проектов. Получается, что глава государства в очередной раз концентрирует на себе спасительную функцию по отношению ко всему обществу, поднимаясь на высшую ступень в иерархии ценностей в системе властных отношений. Само общество в рамках реализации национальных проектов опять оказывается в роли объекта властного воздействия. Диалог между ним и государством приобретает все более односторонний характер. Власть декларирует обществу о своих достижениях, отчитываясь скорее по процессу, чем по результату. Получается, что ценностного обновления ни общества, ни властных отношений в рамках реализации национальных проектов не происходит. Технически они оказываются простым перераспределением средств, в основе своей оставаясь исключительно государственными. Государственными не в смысле принятых обязательств, а в смысле реальных целей и реальных результатов. Административная реформа не смогла обеспечить общественное признание власти, порог отчуждения только возрос, общество утратило осознание своей целостности. В условиях актуализации социальных проблем власть попыталась создать основу для обеспечения легитимации своих решений при помощи другой технологии. Такой технологией оказалась разработка и декларирование национальных проектов. В результате, национальные проекты, призванные стать "спасательным кругом" для российского общества, по сути своей, являются спасательным кругом для государственной власти.

Сонина Е.О.
аспирант УрАГС, г. Екатеринбург

2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован