05 апреля 2007
7193

Цымбал В.И.: Методология и опыт оценки результативности и некоррумпированности программ, направленных на решение проблем, по-разному значимых для общества и государства

Сложное наименование доклада обусловлено желанием отразить в нём многое. Ведь рассматриваются методы и результаты всестороннего научного анализа общественных и государственных интересов, а также действия противоправных, коррупционных сил, их скрытного влияния на систему государственного управления.
Именно это тревожит в настоящее время и многих россиян - персонально, и общественные организации, и высшие органы государственной власти. Небезразлично даже мировое сообщество, поскольку Россия не только закрепилась на месте СССР в ряду великих держав, определённых уставом ООН, но и заняла достойное место в восьмёрке ведущих экономических государств современности. А вместе с тем, к великому сожалению, Россия прочно и, скорее всего, надолго застряла в хвостовой части списка государств по таким важнейшим показателям как качество жизни населения, количество правонарушений и, особенно, уровень коррупции.
Следовательно, говорить о результативности управления, составлять планы, программы, обосновывать бюджет, не касаясь коррупции, - стало бессмысленным занятием. И в общественных науках та же ситуация. Коррупционерам легче творить свои подлые дела, если учёные-экономисты разрабатывают сугубо "чистые" модели экономического развития, брезгливо глядя на коррупцию и делая вид, что её как серьёзнейшего фактора у нас нет.
Некоторым кажется, что вообще коррупция появилась у нас внезапно. Напомню, что в советском Словаре иностранных слов ("Русский язык", Москва, 1989) коррупция определялась как "подкуп, продажность общественных и политических деятелей, должностных лиц в капиталистическом обществе". Все понимали, что она есть и при социализме. Но всё-таки она считалась проявлением буржуазной морали. И хотя бы поэтому в той или иной степени подавлялась государством и обществом. А вот когда СССР рухнул, и началось "строительство" капитализма в России, наступила благодатная пора сращивания и расцвета всех видов коррупции. И социалистической и капиталистической. Так что современное определение коррупции якобы в "широком смысле слова", которое приведено в учебном пособии "Антикоррупционная политика", вышедшем под редакцией Г.А. Сатарова (Фонд ИНДЕМ, Москва, 2004), - как "злоупотребления служебным положением в корыстных целях" - является на самом деле зауженным по сравнению с реальным явлением. К сожалению, только такое, зауженное толкование дано также и составу соответствующего преступления по статье 285 УК РФ. Получается так, что мало уличить должностное лицо в неблаговидных деяниях. Надо ещё доказать, что они осуществлялись в корыстных целях. Как было установлено нашими исследованиями (подробности приведены ниже), реальные процессы государственного управления зачастую позволяют чиновникам маскировать истинные цели злоупотреблений, выдавать их за якобы государственно важные деяния. И в этом состоит одна из главных трудностей борьбы с коррупцией.
его охарактеризовал Г.Сатаров . Из 12 типовых областей коррупционной деятельности на первом месте по объёмам средств в 2005 году были "ВУЗы", на втором - "здравоохранение", на третьем - "призыв на военную службу". По данным "взяткодателей", добровольно проинформировавших об этом опрашивавших их экспертов, оборот рассматриваемой нами далее, третьей области "рынка коррупции" за прошлый год превысил 350 млн. US$. Ряд журналистских расследований дал либо близкие, либо даже более высокие значения сумм. Кроме того, ведь не случайно почти все, особенно негосударственные ВУЗы напоминают в рекламных приглашениях, что студентам предоставляется отсрочка, то есть связывают обучение с уклонением от военной службы. Это же связывает с "призывом" и "здравоохранение" - через услугу освобождения от военной службы по болезни.
Главной лазейкой для коррупции, как будет показано ниже, является хотя бы частичное несовпадение интересов: граждан и общества, с одной стороны, государства и выражающего его интересы ведомства, с другой стороны. В упомянутой третьей сфере деятельности таким ведомством является Минобороны. Названные выше стороны выступают с заявлениями о своих интересах явно. Начинают спорить по мелочам. И вот тогда, но уже не явно, а скрытно начинают действовать коррупционные структуры, отстаивая свои интересы, противоречащие как чаяниям граждан, так и пользе государства.
Методологически всё, о чём далее пойдёт речь, может быть отнесено к любому сегменту экономики и к соответствующему рынку современной российской коррупции. А вот конкретика наших исследований, расчёты касаются только одной проблемы - реформы системы комплектования, перехода к контрактной армии.
Надо сказать, что коррупционные аспекты военной реформы известны, конечно же, не только нам. В последние годы наконец-то открылась "новость" о подведомственном ему "рынке коррупции" также и министру обороны.
Вначале он вынужден был среагировать на факты противозаконного использования труда солдат, проходящих службу по призыву, их начальниками. Явление было вскрыто правозащитниками, доведено до Уполномоченного по правам человека в РФ, до международных правозащитных организаций. Только после этого появился приказ министра обороны No 428 от 8.10.2005 "О запрещении привлечения военнослужащих к выполнению работ, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы". В августе 2006 года министр обратил внимание на другой коррупционный аспект и сказал следующее: "Я много думал, как изменить систему, чтобы избежать взяток в военкоматах. И пришёл к выводу, что одной из мер может стать ротация офицеров. Военкомат должен быть лишь этапом в их службе". Министр уведомил всех через СМИ о том, что подписал приказ о ротации комиссаров и начальников призывных отделов, а также о том, что к 1 сентября из нынешних 2870 военкоматов будут упразднены и реформированы почти 600. Приказ подписан.
Но, судя по недавним докладам правозащитных организаций, например , оба приказа пока не дали должного эффекта.
В чём дело? На наш взгляд, - в том, что министр видит лишь досадные для него факты и реагирует на них интуитивно, а нужен серьёзный анализ, причём сделанный не только подведомственными институтами и чиновниками, а независимыми экспертами.
Прежде всего, научный анализ должен учитывать динамику реформирования. Причём, как предысторию, так и последствия, вплоть до долговременных.
Предыстория свидетельствует о следующем: решение о переходе армии на добровольный принцип комплектования принималось ещё в 1992 году, переутверждалось Президентом РФ в 1996 и 2001 годах, но упорно не выполнялось. И, что особенно важно отметить с управленческой точки зрения, за неисполнительность, а по-военному за неповиновение, никто не понёс ответственности!
После 2001 года руководство РФ отказались от идеи исключительно контрактной службы лиц рядового и командного состава (РМКС). Не скрою, лаборатория военной экономики ИЭПП и докладчик имели к этому прямое отношение. Наши расчёты показали, что в сложившихся после 1998 года экономических условиях выгоднее всего и наиболее просто с точки зрения реализуемости изменить предназначение военной службы по призыву - только для овладения основами военно-учётной специальности, и соответственно этому сократить срок службы - до 6 месяцев. К такому же выводу, судя по публикациям в СМИ того периода, пришёл и нынешний председатель нашей конференции С.М. Миронов. Для привлечения на добровольную службу предлагалось использовать многие стимулы, но, прежде всего, - поднять уровень денежного довольствия (ДД) солдата (матроса) выше средней зарплаты по стране (СЗП) и ввести накопительную систему обеспечения жильём тех, кто будет достоин и останется служить до пенсионного возраста. Выполнять переход предлагалось в соответствии с федеральной целевой программой (ФЦП), подконтрольной обществу. После доклада этой концепции Президенту РФ и её обсуждения в Совете Безопасности РФ было подготовлено в 2003 году и принято решение Правительства РФ о переходе на новую систему комплектования с 2004 года в рамках ФЦП и о сокращении срока службы.
Но суть нашего предложения была в значительной степени выхолощена. Назначение службы по призыву остаётся прежним, срок сокращается не до 6, а до 12 месяцев, ДД установлено ниже СЗП, представители неведомственных организаций (общества), участвовавшие в подготовке ФЦП, отстранены от участия в контроле над ФЦП.
Так что, подводя итоги периоду 2004-2006 годов, с одной стороны, можно радоваться некоторым серьёзным достижениям. В их числе главное: 1) воинские части постоянной готовности, погранслужба РФ и экипажи подводных лодок ВМФ укомплектованы исключительно контрактниками; 2) служащих по призыву в "горячих точках" уже нет! А с другой стороны, есть основания сожалеть об упущенных возможностях. Ведь ФЦП осуществляется с огромными трудностями. При этом срывы в осуществлении реформы системы комплектования нашей армии никакими объективными причинами объяснить не удаётся. Особенно сейчас, когда денег в стране много. Ведь только дополнительные средства, выделяемые ежегодно при корректировке федерального бюджета, намного превосходят суммы, достаточные для безусловно успешного завершения реформы в кратчайшие сроки.
Но такие управленческие решения не принимаются. Значит, надо разбираться в системе принятия и осуществления управленческих решений (СПОУР) в РФ. Тем более что принимаемые решения, как правило, объявляются оптимальными. А вот в каком смысле этого слова? - на этот вопрос никто ничего не говорит.
Изучение этого социально-экономического явления является первым этапом исследований по предлагаемой нами методологии. Мы назвали происходящее "неявной оптимизацией", а работу над его раскрытием "проявлением неявной оптимизации" (ПНО) , постепенно приучая к этим терминам других исследователей и политиков.
Применительно к реформе системы комплектования задача аналитиков состоит в следующем. Изучаются интересы всех основных субъектов СПОУР. Основанием для того, чтобы рассматривать и учитывать их, исходя из первичности интересов граждан и общества, является Конституция РФ и закон "О безопасности", предусматривающие следующий порядок жизненно важных интересов: личности, общества, государства. Естественно, только после учёта интересов этих субъектов СПОУР следует рассматривать интересы противоправных структур. Их можно и нужно считать негативными, но не учитывать, игнорировать - нельзя.
Интересы основных субъектов СПОУР обычно можно выразить некоторым набором частных критериев (целевых функций) Kj, зависящих от подлежащих выбору параметров. На рис. 1 показаны три нормированные целевые функции Kj(x), где "х" - один из главных рассматриваемых нами параметров - продолжительность службы по призыву, j - порядковый номер субъекта, озабоченного соответствующей целью.
Для общества зависимость K1(x), отражает в обобщённом виде результаты моделирования социально-экономических издержек военной службы. Мы учитывали экономические потери одной части общества из-за отвлечения призываемых граждан от трудовой деятельности на время службы в армии, а также потери другой части общества - на противоправный откуп от этой службы . Расчётные данные подкреплялись результатами опроса общественного мнения. Его выводы однозначны: чем больше срок службы, тем хуже это для большинства граждан, выделяющих из своей среды юношей на службу по призыву или "откупающихся" от неё - см. K1(x).
Для военной организации функция K2(x) характеризует показатель так называемой "эффективной численности" РМКС, которая установится после завершения перехода на новую систему комплектования, при которой часть военнослужащих будет служить добровольно по контракту, а часть - по призыву в течение х лет. В качестве исходных данных для оценки эффективной численности использованы результаты экспертного опроса специалистов Минобороны РФ по боевой подготовке, которые оценили динамику роста боеспособности за период активной службы. Кроме того, учтены данные о снижении боеспособности лиц РМКС, которая наступает после достижения ими зрелого возраста. Соответствующие зависимости также были опубликованы в упомянутой выше статье.
Показатель K3(x), зависимость которого от х также показана на рисунке, характеризует заинтересованность структур, наживающихся на изъянах действующей системы комплектования. С точки зрения общества этот показатель является отрицательным. Для построения зависимости использовались результаты ряда журналистских исследований, установивших среднюю величину взяток и оценочно - масштабы коррупции, а также упомянутые выше специальные исследования коррупции фондом ИНДЕМ.
Существо задачи СПОУР, как мы полагаем, состоит в нахождении и установлении компромиссно "наилучших" (для совокупности субъектов) параметров новой системы комплектования и затем в осуществлении перехода от нынешней системы к новой - и тоже "наилучшим" образом.
Заявлений об оптимальности тех или иных рекомендаций (и по параметрам новой системы, и по программе перехода к ней) - предостаточно. Скажем конкретнее. Некоторые должностные лица заявляли и продолжают считать, что оптимальными являются нынешние 2 года военной службы по призыву, некоторые (по настоянию Верховного Главнокомандующего - руководство Минобороны, а с недавних пор и "Единая Россия"), что оптимален 1 год со ступенчатым прохождением в 2007 году через 1,5 года. Нам, по результатам моделирования, кажутся убедительными преимущества срока службы 0,5 года с единственным предназначением - для обучения основам военной специальности и отбора на службу по контракту. Эту же точку зрения поддерживали такие разные политические силы как СПС и "Российская партия Жизни". Партия "Яблоко" считает оптимальным полный отказ от призыва (х = 0).

Рисунок 1. Зависимость частных целевых функций Kj субъектов СПОУР от продолжительности военной службы в годах

Правомочен вопрос: а существуют ли такие сочетания частных критериев субъектов СПОУР, при которых каждое из этих утверждений справедливо?
Существо задачи и действий исследователей при поиске ответа на этот вопрос состоят в следующем. Считая каждое, заявленное кем бы то ни было, утверждение о предпочтительности или оптимальности предлагаемого управленческого решения результатом "неявной оптимизации", мы ставим перед собой задачу "проявить" это решение с помощью специальной процедуры ПНО. Иными словами, мы пытаемся выяснить условия, при которых заявляемые субъектами СПОУР в качестве "оптимальных" управленческие решения (в частности, параметр х) действительно оказываются оптимальными в строгом смысле этого слова.
В любом исследовании важна не только постановка задачи, но и рабочая гипотеза. Первая, основная гипотеза наших исследований неявной оптимизации состоит в том, что субъекты СПОУР в процессе выработки своих предпочтений и осуществления своих управленческих действий ищут компромисс на основе интуитивно ощущаемой критериальной функции, аддитивно включающей в себя интересы всех субъектов.
Основанием для того, чтобы считать общий критерий аддитивным, является практика принятия управленческих решений в СПОУР. Имеется в виду реально происходящее сложение: либо "неподкупных" голосов в парламенте, либо финансовых средств "лоббирующих" структур, либо "административных ресурсов", а также иных факторов, влияющих на принятие решения.
В нашем случае эта гипотеза приводит к выражению
K123(x) = K1(x) + r2 * K2(x) + r3 * K3(x),
где r2 и r3 -коэффициенты "весов" с которыми входят в общий критерий частные целевые функции, считая r1 = 1.
Вторая гипотеза состоит в том, что субъекты СПОУР интуитивно "чувствуют" локальный экстремум неявной функции, понимают, что отклонения параметра в ту или иную сторону от достигнутого компромисса чем-то нежелательны, и, кроме того, учитывают интервальные потери значения своей целевой функции при отступлении от наиболее благоприятного для себя решения к компромиссному.
Как показал опыт наших исследований, вначале целесообразно рассматривать субъекты попарно.
В результате решения обратной оптимизационной задачи для пары "общество - военная организация" получаем результат, представленный на рис.2.


Рисунок 2. Зависимость коэффициента веса, с которым учитываются интересы военной организации по отношению к интересам общества, от продолжительности службы по призыву, называемой оптимальной.

Содержательная интерпретация полученной зависимости такова:
- нынешняя система комплектования, если предполагать, что она отражает результат компромисса между интересами общества и интересами военной организации, фактически игнорирует интересы общества, поскольку оптимальным хo = 2 оказывается лишь тогда, когда интересы военной организации считаются почти в 18 раз более значимыми, чем интересы общества;
- при сокращении продолжительности службы до хo = 1 в 2008 году это будет означать, что весомость интересов военной организации будет понижена, но всё равно окажется более чем вчетверо превышающей интересы общества;
- только при сокращении срока службы до хo < 0,5 произойдёт признание сопоставимости интересов армии и общества.
Аналогичное рассмотрение пары "общество - противоправные структуры" даёт результаты, представленные на рис. 3.

Рисунок 3. Зависимость коэффициента веса, с которым учитываются интересы противоправных структур по отношению к интересам общества, от продолжительности службы по призыву, называемой оптимальной.

Интерпретация решения для этой, второй пары субъектов СПОУР оказывается не такой, как для первой пары.
Во-первых, баланс интересов общества и паразитирующих структур возможен только при условии r3 < 0, что вытекает из противоположности их интересов. Обществу, да и государству противодействуют структуры, для которых тем лучше, чем хуже обществу.
Во-вторых, вблизи нынешнего значения срока службы хo = 2 интересы этих структур, как оказывается, скрытно "сбалансированы" с большим весом по абсолютной величине, чем интересы общества.
При достижении срока службы хo = 1 наступит баланс интересов, и только при хo = 0,5 интересы противоправных структур будут заметно "ущемлены".
Но это - интерпретация результатов анализа, вытекающего только из локальных условий экстремума. Для приложений не менее важна, на наш взгляд, величина относительного изменения нормированных частных целевых функций.
Введём в рассмотрение показатель, не требующий вычисления производных и применимый к граничным значениям диапазона оптимизируемого параметра, а именно
рj(xн#61614;хк) = Kj(xн) - Kj(хк),
где индексы "н" и "к" определяют начальное и конечное значение срока службы при проведении реформы.
В рассматриваемом нами случае, изменение продолжительности службы по призыву с xн = 2 лет до хк = 1 год будет означать для общества выигрыш, равный р1(2#61614;1) = 18%, для военной организации - проигрыш, равный р2(2#61614;1) = 8%, а для противоправных структур - проигрыш, равный 67%.
В случае сокращения срока службы до 0,5 года эти показатели окажутся равными, соответственно: выигрыш общества р1(2#61614;0,5) = 90%; проигрыши р2(2#61614;0,5) = 14%, р3(2#61614;0,5) = 84%. Очевидно, переход на полугодовой срок службы наиболее значим для общества, а противодействовать ему будут более всего противоправные структуры.
Рассмотрим теперь совместное воздействие трёх субъектов СПОУР на процесс оптимизации параметра "х". Для этого проанализируем гипотетическую целевую функцию K123(x), аддитивно включающую в себя интересы всех трёх субъектов.
Из выполненного нами анализа следует не только возможность решения обратной оптимизационной задачи, то есть нахождения коэффициентов r20 и r30, удовлетворяющих условию оптимальности, но и методологически важные очевидные утверждения:
1) решение в общем случае оказывается неоднозначным;
2) множество оптимальных коэффициентов {r20 , r30}, одновременно соответствующих условиям оптимальности, если эти условия рассматривать в пространстве коэффициентов r2 и r3, будет находиться на отрезках прямой линии;
3) точки, ограничивающие эти отрезки в соответствии с содержанием (социально-экономическим смыслом задачи), определяются решением предыдущих задач парного рассмотрения целевых функций.
Для рассматриваемого конкретного примера это показано на рисунке 4 линиями r30 = f( r20 ) при различных значениях срока службы х.
Там же показана и линия r300 = f( r200 ), в точках которой происходит смена вида экстремума (с максимума на минимум). В частном случае нашего примера эта линия в пространстве коэффициентов r2 и r3 проходит вне области значений, допустимых по социально-экономическому смыслу задачи, и не зависит от х. В общем случае решения такого рода задач ситуация может оказаться иной: тогда пересечение линий, соответствующих равенству нулю первой и второй производных, позволит сузить диапазон допустимых неоднозначных решений.


Рисунок 7. Области нахождения решений, удовлетворяющих условиям оптимальности K123(x), при различных значениях параметра оптимизации

Необходимо отметить также и психологическую особенность многозначности решения обратной оптимизационной задачи: она даёт возможность лоббистам противоправных структур скрывать истинные мотивы отстаивания того или иного значения срока службы. Об этом косвенно свидетельствуют неудачи многочисленных попыток изменить систему комплектования военной организации России, которые, как уже отмечалось, начались в РФ в конце 1992 года, но до сих пор остаются безуспешными. Проявилось это также и в ходе недавнего обсуждения законопроекта о сокращении срока службы до одного года и одновременной отмене ряда отсрочек, в частности, - для молодых отцов. А ведь эта отмена отсрочки увеличит их мотивацию к противоправному откупу, то есть будет выгодна только противоправным структурам.
Таковы в совокупности результаты "проявления" различных декларируемых вариантов оптимальности срока военной службы.
Аналогичным образом в рассматриваемой нами прикладной задаче была проверена оптимальность ещё и ряда других параметров. В их числе, например, срок завершения перевода регулярных войск (сил) в РФ на добровольный принцип комплектования по контракту. И в этом случае результат оказался содержательно таким же, как при анализе оптимальности продолжительности службы по призыву: чем с меньшим весом учитываются интересы общества, чем большую уступку общество сделает противоправным структурам, тем позже произойдёт завершение перехода на контракт всех регулярных войск (а возможно и никогда не произойдёт).
Однако выявить действие коррупционных сил - мало. Обязательно нужен ещё и анализ долговременных последствий. Это второй этап исследований по нашей методологии. Для него нужна иная, имитационная математическая модель, учитывающая основные факторы, воздействующие на систему комплектования, требования Президента РФ и чаяния общества. Они выявляются на основании опросов общественного мнения и фактического поведения граждан. Такого рода математическая модель нами разработана, а её описание опубликовано в выпуске трудов ИЭПП. Там же опубликованы моделировавшиеся варианты кадровой политики, результаты моделирования численностей военнослужащих, а также финансово-экономических характеристик.
Эти результаты проясняют многие недоумённые вопросы, но главное состоит в том, что пагубные действия коррупционных сил и их возможные последствия проявляются!
В частности, становится ясным, что самый трудный период - с 2008 по 2015 год - при сохранении требований Минобороны к численности военной организации РФ будет характеризоваться не только поголовным принудительным набором юношей и колоссальными издержками общества, но и триумфом мздоимцев. Если, конечно же, не наступит иной сценарий событий - социальный взрыв.
Дополним сказанное ещё одним обстоятельством. Рассматриваемая нами проблема имеет не только внутригосударственное, но и международное звучание. Из стран "восьмёрки" Россия более всех отстаёт от демократических принципов комплектования армии и соблюдения в ней прав человека. Только в Германии (кроме России) ещё сохранился призыв, но всего лишь на 9 месяцев, с достойным денежным довольствием военнослужащих и соблюдением большинства прав человека. Остальные 6 государств "восьмёрки" давно решили проблему добровольного комплектования. И вообще, если рассмотреть всё множество государств, вошедших в ООН, то тех, которые комплектуют свою армию на добровольной основе, - подавляющее большинство.
Неужели же России следует оставаться на задворках мирового развития из-за своих коррупционеров?!
Аналогичные вопросы, на наш взгляд, возникнут при анализе других "взяткоёмких" областей коррупции. Это предположение позволяет считать излагаемые ниже выводы и рекомендации общими, не зависящими от рассматриваемой сферы и конкретных видов математического моделирования социально-экономических процессов.
Основные выводы
1. В настоящее время коррупция является не только одним из главных факторов, воздействующих на протекающие в стране социально-экономические процессы, но и одной из могущественных сил, скрытно влияющих на принятие федеральных законов, постановлений Правительства РФ и других управленческих решений. В результате этого коррупционерами заблаговременно создаются условия, благоприятствующие их дальнейшим противоправным действиям - на стадии осуществления решений.
2. Недооценка этой роли коррупции экономической теорией и практикой финансово-экономического обоснования вырабатываемых управленческих решений в РФ приводит к тому, что уровень обоснования оказывается низким, прогнозируемые результаты на стадии исполнения принятых решений не подтверждаются, решения корректируются "на ходу" и опять-таки не лучшим образом.
3. Вместе с тем арсенал научных средств, наработанных в экономике, социологии, математике и других отраслях науки, при некоторой доработке, достаточен для того, чтобы анализировать готовящиеся управленческие решения с учётом многих факторов, включая коррупционные, и заблаговременно устранять их криминогенные недостатки.
4. В практической деятельности государственной системы принятия и осуществления управленческих решений зачастую невозможно ставить и решать прямые оптимизационные задачи. Тем не менее, компромиссные решения зачастую объявляются оптимальными. В таком случае, называемом "неявной оптимизацией", весьма продуктивным представляется использование специальных методов её проявления. Благодаря им удаётся выявить действие коррупционных сил.
5. Особенно важным инструментом всестороннего обоснования управленческих решений является имитационное моделирование не только основных, легальных социально-экономических процессов, но и тех, которые скрываются от общественности и правоохранительных органов государства, поскольку связаны с коррупцией.
6. Использование такого рода методов в конкретной задаче анализа программ перехода российской военной организации на новые принципы комплектования показало, что задача является решаемой.
7. Практическому применению предлагаемой методологии мешают несколько обстоятельств:
отсутствие в законодательстве РФ требования об обязательной вневедомственной оценке криминогенности подготавливаемых решений;
пассивность общественных организаций при отстаивании интересов общества на стадии обсуждения законопроектов и правительственных решений;
пассивность научной общественности в более детальной разработке методов оценки криминогенности.
Что же можно предложить в качестве рекомендаций?
1. Признав наличие и воздействие коррупционных сил на всех стадиях деятельности СПОУР, необходимо развить существующие и работать новые социально-экономические (качественные и количественные) методы выявления антиобщественных воздействий. Для упорядочения этой работы руководству Отделения экономики РАН и, возможно, Академии экономической безопасности МВД организовать проведение специальной научно-практической конференции по этой проблеме.
2. Обратиться к научному сообществу РФ, РАН, РФФИ и РГНФ с призывом развернуть работы по усовершенствованию имитационных моделей социально-экономических процессов - для расчёта долговременных последствий принятия управленческих решений (законов, постановлений правительства, иных подзаконных актов) и улучшению контроля над их осуществлением.
3. Выступить с предложением к Федеральному Собранию РФ о внесении изменений в порядок прохождения законопроектов, с тем, чтобы их традиционное финансово-экономическое обоснование обязательно дополнялось актом независимой социально-экономической экспертизы научного сообщества, а в случае разногласий между материалами обоснований, сопровождающих законопроект, и актом независимой экспертизы подвергалось публичному обсуждению с участием авторов этих документов.
4. Выступить с предложением о подконтрольности работы независимых экспертов, приглашаемых для проведения соответствующих экспертиз, только Общественной палате РФ и обязательной открытой публикации экспертных заключений в СМИ до рассмотрения законопроектов в Государственной Думе.

Цымбал В.И.
д.т.н, профессор, заведующий лабораторией
Института экономики переходного периода

2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован